7 вопросов Натали Портман, актрисе

Интервью
Москва, 16.09.2010
«Русский репортер» №36 (164)
На открытии завершившегося 67-го Венецианского кинофестиваля был показан «Черный лебедь» Даррена Аронофски — хоррор про балет с Натали Портман в главной роли. Она сыграла балерину, которая переживает раздвоение личности не только на сцене, где ей нужно станцевать и белого лебедя, и черного, но и в жизни. Чайковский звучит тут по-настоящему параноидально, а закулисный мир «Лебединого озера» оказывается местом, где возможно все — безумие, насилие, убийство

1. Это ваша самая смелая роль. Вы согласились на нее без раздумий?

Еще восемь лет назад, когда впервые обсуждала этот проект с Дарреном. Он тогда сразу сказал, что мне среди прочего придется заниматься сексом со своим двойником, то есть с самой собой. Подобные роли могут реально повлиять на тебя, и раньше я была не готова к ним, потому что еще не обрела себя. Мне нужно было твердо встать на ноги, прежде чем начинать экспериментировать. Все равно было страшно: я понимала, что ввязываюсь во что-то, что может меня дестабилизировать. Но я выстояла! (Смеется.)

2. Что было труднее — танцевать балет или играть безумие?

Да все было экстремально: и физическое перевоплощение, и психологическое. Обычно актер — это лицо и глаза, но здесь это еще и тело. Причем тело как тюрьма: эта балерина задыхается в своем теле. И фильм о том, через что она проходит, чтобы освободиться.

Я начала тренироваться за год до съемок, каждый день по три-четыре часа упражнений. За шесть месяцев до съемок началась работа над техникой — по пять часов в день. За два месяца — хореография, по восемь часов в день. Сами съемки начинались в пять-шесть утра и заканчивались в восемь вечера. И все это без передышек, потому что бюджет был маленький. А что касается психологии, то я всегда ею интересовалась (Портман изучала психологию в Гарварде. — «РР»). Моя героиня еще не знает, кто она такая. Живет лишь для того, чтобы быть такой, какой ее хотят видеть другие. Эта одержимость приводит к потере идентичности, и она начинает видеть себя повсюду…

3. Как актриса вы когда-нибудь испытывали что-то подобное?

Испытала на этом фильме, который поглотил меня без остатка — точно так же, как балет поглотил Нину. И знаете, я поняла, что либо ты там — в фильме или на сцене, — либо ты здесь, в своей обычной жизни. Совмещать это без ущерба для художественного результата невозможно. Можно лишь чередовать. Вот сейчас у меня как раз период адаптации к реальности. (Смеется.)

4. И как вы приходите в себя?

Сразу после съемок я начала очень много есть и спать. И, к счастью, уже через две недели приступила к съемкам «Тора» (блокбастер по одноименному комиксу. — «РР»). Появились вагончики для актеров, большие перерывы между сценами — и я вдруг вспомнила: «А, вот как обычно снимается кино!»

5. В фильме показана жуткая конкуренция между балеринами. В кино так же?

Так везде. Но причина этого лишь в том, что человек еще не стал самим собой. Когда я была моложе, я все время чувствовала, что меня могут заменить. А сейчас я понимаю, что могу делать вещи, которые не сможет сделать ни одна из моих коллег, и, наоборот, не могу делать то, что умеют они. Поэтому конкуренция в прошлом.

6. Но, чтобы обрести себя, нужно отпустить себя, наплевав на то, как тебя воспринимают другие?

Точно! У многих актеров лучшая роль — первая, причем именно потому, что они играли ее бессознательно. Уже потом, когда начинаешь видеть себя на экране и со стороны, включается рассудок, но он может тебя уничтожить. Посмотрите на балерин: они все время перед зеркалом, безумно озабочены тем, как выглядят, как существуют во внешнем мире. Нина проваливается в это зазеркалье, ее отражение убивает ее.

7. Отчасти это фильм о том, как человек приносит себя в жертву, чтобы стать художником. Эта жертва так уж необходима?

Ради совершенства многие готовы на все, включая саморазрушение. Но совершенство — это всего лишь миг, совершенным можно быть лишь несколько секунд… Поэтому — нет! Я считаю, что мы не обязаны страдать, чтобы творить. Просто что-то в тебе отмирает, и на этом месте возникает что-то новое. Это естественный процесс, которому не нужно сопротивляться.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №36 (164) 16 сентября 2010
    Террор
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама