Врачебная ошибка

Актуально
Москва, 16.09.2010
«Русский репортер» №36 (164)
Водитель вице-президента «Лукойла» Анатолия Баркова не виноват в февральской аварии на Ленинском проспекте в Москве, в которой погибли известный врач Вера Сидельникова и ее невестка Ольга Александрина. Уголовное дело ­закрыто. Чтобы убедить общественное мнение в своей правоте, милиция пошла на беспрецедентную для себя открытость и частично опубликовала материалы расследования. Но общество милиции не поверило

Полугодовое разбирательство привело следствие к выводу насколько ожидаемому, настолько и скандальному. Полную вину за аварию на Ленинском следователи возложили на водителя «ситроена» Ольгу Александрину. Она якобы не удержалась на мокрой дороге, вылетела на встречную полосу и лоб в лоб столкнулась с соблюдавшим все правила дорожного движения «мерседесом» Анатолия Баркова.

Чтобы общественное мнение, заранее уверенное в обратном, приняло этот вывод, нужны были неординарные шаги и серьезные доказательства. С первым пунктом МВД справилось, со вторым — нет. Расследование с самого начала велось не по обычным канонам. О его ходе отчитывался лично глава московского ГУВД Владимир Колокольцев. Материалы, способные пролить свет на происшест­вие, запрашивались даже с околоземной орбиты. А после закрытия дела в интернете вывесили показания некоторых свидетелей и результаты экспертизы.

Но МВД подвела половинчатость решений. «Очевидно, что это специальная выборка из материалов дела, призванная подтвердить именно версию следствия, — комментирует появление материалов адвокат Игорь Трунов, представляющий интересы семьи Александриных. — Но даже эта выборка дает противоречивую картину: одни свидетели говорят, что на встречную выехал “мерседес”, другие — что “ситроен”. Следствие отдает предпочтение вторым, но почему — непонятно».

Не опубликованы показания водителя и охранника Анатолия Баркова, на схеме ДТП не зафиксированы следы колес машин. В деле имеется запись камеры видеонаблюдения, на которой не виден момент удара (это место закрывает рекламный щит), но видно, что на трассе нет пробки. Это должно доказывать, что «ситроен» мог выскочить на встречку и столкнуться лоб в лоб с «мерседесом». Но на пленке запись, сделанная с 7:50 до 7:57, хотя, по словам свидетелей, авария произошла после 8.00. Тогда поток машин уже стал плотным, и «ситроен» не мог вклиниться в него и столк­нуться с «мерседесом», не повредив при этом другие машины.

Добавили тумана и свидетельства из космоса. В августе Владимир Колокольцев заявил, что следствие запросило данные сис­темы ГЛОНАСС и Космических войск. «По всем запросам получены ответы, с ними сейчас работают следователи», — уверил глава московской милиции. «Во время ДТП… станция совершала полет над Атлантическим океаном», — говорится в одном из ответов, опубликованных в Сети. «Спутники технически не могут провести съемку в 8.00 утра», — утверждается во втором. С чем тогда «работали» следователи?

Из-за этих нестыковок под сомнением оказались и выводы технической экспертизы, согласно которой «мерседес» ехал, соблюдая все правила, в крайнем левом ряду и только после лобового удара с «ситроеном» почему-то сместился влево — прямо на разделительную полосу.

Дозирование информации в результате лишь усилило недоверие к официальной версии и сделало бессмысленными все предыдущие шаги следствия, призванные доказать его открытость и непредвзятость. Волну гневных комментариев не сбило даже сообщение, что Анатолий Барков решил из личных средств выплачивать компенсацию оставшейся сиротой трехлетней дочери Ольги Александриной, хотя после выводов следствия делать это был не обязан. Даже этот по-человечески правильный поступок был истолкован, скорее, как косвенное признание вины.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №36 (164) 16 сентября 2010
    Террор
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама