Школа ждет увольнений

Актуально
Москва, 16.09.2010
«Русский репортер» №36 (164)
Министр образования рекомендовал сократить 200 тысяч учителей, заявив, что их содержание — неэффективное использование средств. Главный аргумент министра: за последние десять лет у нас число школьников уменьшилось на 40%, а учителей — всего лишь на 20%

Фурсенко опять не повезло. Наверное, в его предложении есть элемент здравого смысла: хочет человек сэкономить бюджетные деньги. Но, как и в случае с ЕГЭ, идея реформы тут же вызвала массовое недовольство. В интернете новость о сокращении учителей всю неделю была одной из самых обсуждаемых. «Дурак», «идиот» — вот самые мягкие эпитеты, которыми наделяли учителя своего министра.

— Я понимаю, о каком сокращении может идти речь: это в основном люди пенсионного и предпенсионного возраста, накопившие колоссальный опыт, — говорит Евгений Ямбург, директор центра образования № 109 города Москвы. — Так нельзя. Это нравственный идиотизм какой-то. Не хочется, конечно, оскорблять министра, но когда такое говорится и делается…

Поводом же к новой арифметике послужил доклад Минрегионразвития, где вполне конкретно говорится, что в прошлом году «142 млрд рублей, выделенных из бюджетов регионов на общее образование, были использованы неэффективно». То есть на одного ученика в среднем мы тратим больше денег, чем могли бы, потому что у нас есть школы, где один педагог учит семь-восемь детей, а должен — 25. Сделали вывод: нужно оптимизировать расходы.

Подсчет вроде бы простой: десять лет назад у нас один учитель приходился на 13–15 учеников, сегодня — на девять-десять. И если в России около 13 млн учеников, а учителей 1,2 млн, то лишними в нашем образовании оказываются 200 тысяч школьных педагогов. К тому же в Европе один учитель приходится на 13–15 детей.

Но задача Министерства образования и науки заключается не только в том, чтобы экономить деньги. Важнее обеспечить качество обучения. И тут простая арифметика не срабатывает. Представьте себе школу, в которой учатся сто человек, — таких в России тысячи. В учебном плане стоит больше десятка предметов. Если сократить число учителей, то придется физику вести физкультурнику, а историю — биологичке. Можно, конечно, провести еще одну волну «укрупнения», но это будет уже за гранью разумного, проще всех детей переселить в города.

— Я в своей школе «посливала» все что можно: физкультуру, технологию, ИЗО, информатику — и все мало, — возмущается на сайте pedsovet.org Галина Ластовка, директор средней школы в Алтайском крае. — Остается посадить в один класс все пятьдесят учеников и учить учителям поочередно!

Это по статистике у нас учителей много, а в реальности ощущается их сильная нехватка. «По данным Росстата, у нас на сегодняшний день не хватает десять тысяч учителей. Причем, по нашим данным, и эта цифра сильно занижена!» — говорится в заявлении ЦК профсоюза работников образования и науки.

Еще вопрос: что делать с уволенными учителями? Фурсенко предлагает им пойти работать в детские сады, по-видимому, искренне полагая, что они будут рады за еще меньшую, чем в школе, зарплату «заниматься любимым делом — преподаванием». Похоже, министр и вправду рассчитывает, что учителям будет хорошо объяснять 4–5-летним малышам, чем гипербола отличается от
параболы, почему Раскольников убил старуху-процентщицу и что такое фотосинтез.

Но ведь педагоги скоро понадобятся снова. Сейчас первоклашек меньше, чем когда бы то ни было, но, посмотрев демографическую статистику, несложно убедиться, что через пять-семь лет численность идущих в первый класс увеличится на 300–400 тысяч. И где тогда искать для них учителей?

Кстати, с детскими садами была похожая история. Сейчас их остро не хватает, чтобы получить место, нужно либо платить большую взятку, либо вставать в очередь еще до зачатия ребенка. А ведь в свое время их вот так же посокращали за ненадобностью: была демографическая яма.

Немножко утешает, что министр дважды оговорился: мол, все расчеты носят рекомендательный характер. По всем существующим законам в штатное расписание школы никто и не должен вмешиваться: есть у школы деньги — она может хоть для каждого ученика нанять персонального учителя. Но одно дело законы, а другое — «руководящее указание».

— Я опасаюсь, как бы наши региональные начальники образования в своем порыве поддержать инициативу министра не стали бы отчитываться: «Андрей Александрович, а вот мы сократили на 7%», «А мы — на 9%». И пойдет соревнование, — говорит Ефим Рачевский, директор центра образо­вания № 548 «Царицыно». — А потом еще администрация или Минфин начнут выгибать губернаторов, и в оценочном листе их работы появится клеточка «сколько сократил учителей».

У партнеров

    «Русский репортер»
    №36 (164) 16 сентября 2010
    Террор
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама