Евгений Ямбург: ждем года спортсмена, чтобы от нас отстали

Москва, 23.09.2010
«Русский репортер» №37 (165)
Директор Московского центра образования № 109, более известного как школа Ямбурга

Насколько сегодня авторитетно учительское сообщество?

Профессиональные сообщества сегодня в зачаточном, в зажатом положении. И не только учительское. Это общая беда, что сегодня происходит. У нас в образовании построена довольно жесткая вертикаль, где, в общем, уже с учителями реально не советуются. То есть профессионалы практически потеряли возможность влиять на принятие стратегических решений. Мы каждый раз поправки в Закон об образовании находим после августа, когда все в отпусках.

А что нужно сделать, чтобы с вами стали считаться?

Это, конечно, зависит от политической воли руководителей. Само по себе учительское сообщество, по сути, бесправно.

Почему? Учителя сами не могут отстаивать свои интересы?

Вы можете представить себе положение учителя где-нибудь в провинции, где всего три школы? При каких-то своих неординарных позициях такой учитель очень быстро потеряет работу. И куда он денется? С подводной-то лодки? Это тоже надо понимать. По нашему законодательству директора школы — любого! — можно уволить без объяснения причин. И как можно после этого рассчитывать, что он встанет и проявит гражданскую позицию — скажет чиновникам: «Вы знаете, это ошибка»?

Но ведь 2010 год — Год учителя в России. Должны же были в конце концов обратить внимание на проблемы учителей.

Конечно, обратили. Мы узнали много нового. Оказывается, есть учителя-взяточники, кто бы мог подумать! Есть учителя, которые продают наркотики. Есть учителя-насильники. Я не хочу сказать, что учитель — святой. Все это есть в любой профессии. Но Год учителя превратился в год черного пиара учителя. Зарплата была повышена? Нет. Появились какие-то добрые, светлые фильмы об учителях? Потому что таких тоже немало, не все же сволочи, взяточники и коррупционеры. Нет, не появились. Мне этот год запомнился системным унижением учителя. Поэтому я жду с нетерпением Года спортсмена, когда от нас отстанут.

Так ведь каждый день сообщается: идет реформа образования. Неужели положение учителя не меняется?

Реформа образования идет не в ту сторону, в какую необходимо. Мне кажется, что главная ошибка в том, что у нас сделан крен на средства обучения. Конечно, сегодня странно было бы эти средства отрицать, понятно, что современный учитель действительно блестяще должен владеть компьютерными технологиями. Я никого не зову в пещеру. Но модернизация — это не цель, это средство. А ясного понимания цели реформы у нас нет: кого мы хотим воспитывать? И идет реформа без представления о том, с какими проблемами столкнутся уже следующие поколения. Учителям это ясно уже сейчас, но чиновники видят это довольно поверхностно.

А как на самом деле должна идти реформа?

Любая реформа должна начинаться с высшего педагогического образования. Был такой великий, но немодный ныне педагог Константин Ушинский, он говорил, что никакая реформа невозможна иначе, чем через голову учителя. А мы занимаемся чем угодно, но не реформой высшего педагогического образования. В результате люди получают достаточно устаревшие представления о реальной педагогической ситуации, о западных теориях и практиках. Нужно готовить нового учителя. Был замечательный русский философ Василий Розанов, который говорил: «Школа — это в первую очередь учитель, во вторую очередь учитель и в третью очередь учитель. А потом все остальное». У нас же, если не ошибаюсь, уже тридцать педагогических вузов сокращено, просто уничтожено.

Президент заявил, что их нужно вовсе упразднить...

Упразднить педвузы — это ошибка. Пусть он хоть трижды президент. Я говорю как профессионал. В его выступлении была заложена такая идея: пусть люди с хорошим образованием, допустим выпускники МГУ, пойдут в школы. Во-первых, сомнительно, что при таких зарплатах они туда пойдут — что ж они раньше-то не шли? Во-вторых, надо понимать, что блистательный физик или химик — это совершенно не обязательно учитель. Учитель — это другая профессия. Это специалист по ребенку. В этом смысле есть такая довольно старая российская игра — называется «наступать на те же грабли». В 1824 году Александр I, победитель Наполеона, закрыл все педагогические учебные заведения. Посчитал: а зачем? Но после, уже в 1827 году, Николай I вынужден их был опять открывать.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №37 (165) 23 сентября 2010
    Элита России
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Путешествие
    Реклама