Смотреть или думать?

Актуально
Москва, 16.09.2010
«Русский репортер» №38 (166)
Создатель документального телефильма «Подстрочник» Олег Дорман отказался от присужденной ему премии ТЭФИ, объяснив это тем, что члены Академии российского телевидения, принимавшие решение о награждении, сделали отечественный эфир «главным фактором нравственной и общественной катастрофы» России в XXI веке. Конфликт интересов «умной» аудитории и производителей современного телеконтента в нашей стране впервые был озвучен публично — с экрана телевизора

Среди членов академии, ее жюри, учредителей и так далее — люди, ­из-за которых наш фильм одиннадцать
лет не мог попасть к зрителям. Люди, которые презирают пуб­лику, — говорилось в письме Олега Дормана, зачитанном на церемонии вручения ТЭФИ. Сам он туда не пришел.

Фильм «Подстрочник» — киномонолог знаменитой переводчицы Лилианны Лунгиной — вышел в эфир телеканала «Россия» летом 2009 года и стал самым обсуждаемым событием ­телесезона.

Неспешный рассказ Лунгиной о своей жизни в контексте войн и других значительных событий XX века впечатлил зрителя больше, чем любое журналистское расследование. Но еще больше удивил сам факт появления такого фильма в вечернее время на федеральном канале. Это даже заставило говорить о возможном изменении самого подхода к телевизионному контенту, о смене или, по крайней мере, корректировке ориентации российского «ящика» с чистого развлечения на инфотейнмент — развлечение с элементами информации, развлечение, заставляющее думать.

«Подстрочник» пролежал на полке 11 лет. Олег Дорман записал интервью с Лилианной Лунгиной в 1997 году (в 1998-м она умерла) и с этого момента на каждом шагу — от производства до выпуска картины — сталкивался с препятствиями, чинимыми телеменеджерами, которые сомневались как в коммерческом успехе фильма, так и в его общественной значи­мости.

Сомнения оказались лишены оснований. Повторный показ «Подстрочника» в феврале этого года на канале «Культура» вдвое увеличил обычную аудиторию вечернего эфира. А весной Олегу Дорману присудили национальную кинопремию «Ника» (специальный приз «За лучший фильм на ТВ»). «Нику» вручал Михаил Швыдкой, которого Дорман прилюдно обвинил в том, что и он был в числе тех, кто не разрешал снимать «Подстрочник» и не пускал его в эфир.

В руки телевизионщиков «Подстрочник» попал благодаря писателю Григорию Чхартишвили и журналисту Леониду Парфенову, а в эфир его выпустили председатель ВГТРК Олег Добродеев и глава телеканала «Культура» Сергей Шумаков — единственные, о ком Дорман в своем обращении высказался с уважением. Все остальные получили нелестную характеристику: «У них нет права давать награды “Подстрочнику”. Успех Лилианны Зиновьевны Лунгиной им не принадлежит», — пишет он, проводя четкую грань между современным телевидением в лице его руководителей и своим фильмом, который в идеале мог бы стать одним из элементов «умного» контента, повышающего планку качества российского эфира.

В том, что «Подстрочник» все-таки вышел, и вышел именно сейчас, Дорман никакой тенденции не видит и в переформатирование телевидения не верит.

— Тенденция не изменилась, — говорит он. — Это не тенденция, а ситуация: тенденция — это когда что-то меняется, а на телевидении ничего не меняется.

«Кто-то сеет и печет для нас хлеб, кто-то проводит жизнь в шахте, в море, на военной службе или в торговом ларьке, — пишет Дорман в своем обращении. — На людях образованных, думающих лежит ответственность перед теми, кто не столь образован и не посвятил себя духовной деятельности. Получив в руки величайшую власть, какой, увы, обладает у нас телевидение, его руководители, редакторы, продюсеры, журналисты не смеют делать зрителей хуже. Они не имеют права развращать, превращать нас в сброд, в злую, алчную, пошлую толпу».

Показательно при этом, что Дорман (как, впрочем, и многие другие режиссеры, сценаристы — те, кто мог бы делать и делает сего­дня качественный телепродукт) не считает себя или свой фильм способными помешать превращению публики в «алчную,
пошлую толпу».

— Я не общественный деятель и не телевизионный менеджер, — говорит он. — Я должен стараться делать хорошее кино, я этим и занимаюсь.

В отлаженной системе телепроизводства задача воспитания аудитории — действительно не режиссерская, а менеджерская. Вопрос в том, как отладить современное российское телепроизводство.

За всю историю ТЭФИ никто еще не отказывался от присужденной премии. Отказывались от участия в конкурсе: в 1999 году от номинации на «Лучшего телеведущего» отказался Сергей Доренко — из-за личных конфликтов с академиками; в 2000-м отказался Вячеслав Флярковский — из-за того, что его номинированную программу «Неделя» к тому моменту уже сняли с эфира ТВЦ.

Олег Дорман тоже отказался от номинации, но «Подстрочник» все-таки номинировали и даже присудили ему награду. Если бы Дорман принял сейчас своего «Орфея», то признал бы, что между «Подстрочником» и современным телевидением нет никакого конфликта, что они идут одной дорогой. Своим поступком он показал, что это не так.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№38 (166) 30 сентября 2010
Бандитизм
Содержание:
Без рубрики
Фотография
От редактора
Вехи
Реклама