Обида за Кунашир

Павел Бурмистров
11 ноября 2010, 00:00

Президент Медведев едет в гости к японскому премьеру Наото Кану на саммит АТЭС в Иокогаму на фоне самого громкого российско-японского скандала последних лет. Он первым из российских лидеров посетил Южные Курилы. В ответ Япония отозвала из Москвы посла. После чего российские истребители, как уверяют в Токио, стали в два раза чаще появляться у японских границ

Редкая ситуация — когда абсурдные действия совершают одни, но считают, что стыдно от этого должно быть другим. 2 сентября 2004 года тогдашний премьер-министр Японии Дзюнъитиро Коидзуми сел на военный корабль и, подойдя к Южным Курилам, демонстративно осмотрел их в бинокль. Россия тогда ограничилась выражением сожаления. Теперь, когда туда приехал российский президент, это, по словам главы японского МИДа Сэйдзи Маэхары, так «ранило чувства людей» в Японии, что из Москвы был временно отозван посол Масахару Коно.

Абсурд не столько в том, что российский президент, оказывается, не может посещать территории, входящие в состав Российской Федерации, сколько в том, что ему на полном серьезе запрещают осматривать российские острова, которыми дозволено любоваться японским премьерам. А там это уже давно традиция. До Коидзуми Южные Курилы с вертолета обследовали премьер-министры Дзэнко Судзуки в 1981 году и Йосиро Мори в 2001-м.

В полном соответствии с известным футбольным принципом, не отозвав своего посла в 2004-м, Россия получила отзыв японского сейчас. Советские лидеры никогда не посещали Южные Курилы. Но они никогда и не обсуждали с японцами эту тему: официальная позиция заключалась в том, что территориального спора между двумя странами просто нет, а следовательно, и обсуждать нечего. Сегодня российский президент и проблему признает, но и на острова ездит. Получается, позиция мягче, а скандалов больше — ситуация позволяет почувствовать тонкую грань между закономерностью и последовательностью.

Показательно, что столь жестко Япония ведет себя только с Россией. С Южной Кореей, например, она ведет аналогичный спор вокруг островов Токто. Однако, когда в 2008 году японское Мин­образования решило выпустить школьный учебник, где Токто назывались территорией Японии, и в ответ острова тут же посетил южнокорейский премьер-министр Хан Сен Су, японский посол в Сеуле остался.

Зеркальный спор Япония ведет с Китаем: она контролирует острова Сенкаку — Пекин с этим категорически не согласен. Однако японским лидерам ни разу не пришло в голову посетить Сенкаку: позиция Китая по этому вопросу настолько последовательна, что им проще осматривать российские острова на своих северных рубежах, чем собственные — на южных.

После поездки Дмитрия Медведева на Кунашир генсек кабинета министров Японии Йосито Сенгоку заявил, что Токио примет ответные меры. Однако ожидать хоть сколько-нибудь серьезных последствий не стоит. Даже во времена холодной войны, когда Москва вовсе не призна­вала никакой территориальной проблемы, японские фирмы продавали СССР оборудование, которое порой нельзя было купить больше нигде в мире.

 В субботу в Иокогаме стартует двухдневный саммит АТЭС, на котором Медведев встретится с премьер-министром Японии Наото Каном. Это будет уже вторая их встреча за последние три недели. Но и без того посол Японии в России на родине долго не задержался.

После медведевской поездки на Южные Курилы журналисты иронизировали над тем, что российский президент передвигался по спорным островам на японском внедорожнике Nissan Patrol. Но ирония не только в том, что Россия не в состоянии доставлять на острова «УАЗ-Патриот» по доступным ценам, а подержанные японские внедорожники зачастую превосходят по качеству рос­сийские новые. Куда забавнее, что, ругаясь на словах, Россия и Япония забывают подкреп­лять это даже символическими жестами на деле. За демонстративным отлетом японского посла из ­Шереметьево следило куда меньше глаз, чем за демонстративным прилетом российского президента на Кунашир, но от них все равно не укрылся тот факт, что господин Коно воспользовался для возвращения на родину самолетом российского «Аэрофлота».