Покушение на свободу слова

Актуально
Москва, 11.11.2010
«Русский репортер» №44 (172)
Следствие по делу о нападении на Олега Кашина склоняется к версии, что причина преступления — позиция журналиста в конфликте вокруг Химкинского леса. Такой вывод делают его коллеги, исходя из тематики вопросов, которые задают следователи. Между тем резонансное нападение на Кашина заставило общество заметить, что покушения на журналистов стали в России обыденностью

Он головой-то думал, перед тем как писать? Надо же понимать, чтó за такое потом бывает… — дивился следователь, допрашивавший корреспондента «РР» по делу о нападении на Кашина. Вертя в  руках айфон-4, он признался, что впервые услышал о журналисте после его избиения.

Какой тираж у интернета

Другим коллегам и родственникам Олега вопросы задавали еще более удивительные. Переспрашивали, например, какой тираж у «Живого журнала», при этом слово блог писали в кавычках и с большой буквы — создавалось впечатление, что свои айфоны и айпады они для выхода в интернет не используют. Их также очень интересовала личная жизнь Олега, его ориентация и возможные конфликты на почве ревности. «Это вообще могли быть наркоманы. Они же головы людям
отрезают!» — пугал мою коллегу следователь.

Допросы по делу, имеющему очевидную политическую подоплеку, проводили опера, привыкшие разбираться в бытовухе. Уровень вопросов показал, что следствие довольно смутно представляет, насколько важное дело расследует. И уж точно его представление расходится с мнением Дмитрия Медведева, который уже в субботу в 12 часов дня написал: «Дал поручение Генпрокуратуре и МВД взять на особый контроль дело о покушении на журналиста Кашина. Преступники должны быть найдены и наказаны».

Только после этого, на второй день, к расследованию подключились специалисты из МУРа. Как рассказал «РР» друг Кашина Максим Авдеев, при повторном допросе на столе у оперативников уже лежали толстые папки с надписью «Химкинский лес». Муровцы обнаружили хорошую осведомленность о журналистской деятельности Олега и в целом о происходящем в стране.

Нападение

Само нападение произошло в ночь с 5 на 6 ноября. Двор дома, где живет Олег, огорожен забором. У калитки шедший впереди мужчина с букетом цветов развернулся и мощным ударом сбил Олега с ног. В букете был спрятан железный прут или кусок арматуры, которым неизвестный начал избивать Кашина. Через несколько секунд подошел «напарник». В интернете появилось видео с камеры наблюдения — полторы минуты методичного избиения журналиста железом, ногами и руками.

Олега отвезли в 36-ю больницу, где диагностировали переломы обеих челюстей, голени, кисти, черепно-мозговую травму и другие повреждения, в том числе потерю ногтевой фаланги мизинца. Кашина ввели в медикаментозный сон, сделали несколько операций. 7 ноября его жена сказала, что мозгу Олега больше ничего не угрожает.

Прокуратура возбудила уголовное дело по статье «Покушение на убийство, совершенное группой лиц». Официальный представитель СКП Владимир Маркин среди приоритетных версий назвал профессиональную деятельность журналиста и его гражданскую позицию, которую он высказывал в своем блоге.

Переходя на личности

Одновременно свои версии сформулировало и интернет-сооб­щество. Но сделало это гораздо предметнее и перейдя на личности. Твиттер-двойник президента — KermlinRussia — вечером в субботу написал об «отстранении от работы» губернатора Псковской области Андрея Турчака, главы Росмо­ло­дежи Василия Якеменко и мэра Химок Владимира Стрельченко. В глазах интернет-пользовате­лей это и есть главные подозреваемые.

Блогерские версии всегда отличаются крайним радикализмом, но показательно, что все они политические. Кашин — хороший репортер и публицист с острым, даже ядовитым пером. Но расследованиями он практически не занимается, а значит, не мог перейти дорогу криминальным авторитетам или затронуть чьи-то бизнес-интересы. Про Чечню Олег тоже не писал.

Наиболее резонансной темой, которую в этом году он активно освещал, был скандал вокруг прокладки шоссе через Химкинский лес. Кашин поддержал гражданскую кампанию в защиту леса, а после разгрома химкинской администрации антифашистами взял анонимное интервью у организатора этой акции. Антифашист назвал город Химки «абсолютным злом», а его мэра Владимира Стрельченко «бандитом из девяностых».

Ранее так же жестоко, как и Олега, избили активистов, защищавших Химкинский лес. Два года назад был покалечен главный редактор «Химкинской правды» Михаил Бекетов — у него ампутирована нога и три пальца на левой руке. А буквально за два дня до нападения на Кашина проломили череп лидеру химкинского отделения «Правого дела» Константину Фетисову. Схожий почерк преступлений бросается в глаза, при этом нападение на Бекетова так и не раскрыто, а по факту нападения на Фетисова на момент подписания номера в печать милиция так и не возбудила уголовное дело.

Прокремлевская организация «Молодая гвардия» упоминается в контексте этого дела тоже не случайно. После разгрома администрации Химок на ее сайте по­явилась серия публикаций, обличающих «подпольный фашистский журналистский центр». Представителей прессы наградили звонкими эпитетами: «ядовитые гадюки, отвратные сколопендры, мерзкие мокрицы от журналистики всех мастей». В числе главных «фашистов» и «мокриц» был назван Кашин, рядом с его фотографией красовался штамп «Будет наказан». «Они враги, значит, они будут наказаны!» — так закончил
статью неизвестный автор.

Впрочем, в силовых акциях «Молодая гвардия» до сих пор замечена не была. А вот еще одному прокремлевскому движению — «России молодой» — их критики приписывают даже наличие собственных боевиков. Лидеру «Румола» и депутату Госдумы Максиму Мищенко припоминают знакомство с членами организации «Русский образ» — в нее входили Никита Тихомиров и Евгения Хасис, которых обвиняют в убийстве адвоката Стани­слава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Маркелов защищал Бекетова по делу о клевете журналиста на мэра Стрельченко. Впрочем, сам Мищенко в своем блоге выразил корректное сочувствие Кашину.

Другим коллегам и родственникам Олега вопросы задавали еще более удивительные. Переспрашивали, например, какой тираж у «Живого журнала», при этом слово блог писали в кавычках и с большой буквы
Бессилие милиции порождает чувство безнаказанности. 8 ноября, в разгар скандала вокруг покушения на Олега Кашина, в Подмосковье избили еще одного журналиста

Наконец, в качестве еще одного недоброжелателя журналиста называют губернатора Псковской области Андрея Турчака. В августе этого года Кашин довольно грубо отозвался о нем в своем блоге. А когда Турчак потребовал от него извинений, делать это отказался. Один из знакомых Кашина, Сергей Смирнов, пересказал слова Олега о том, что по этому поводу с ним связывались люди, обещавшие «припомнить все, и когда все уляжется, умыть его кровью».

Утром 8 ноября корреспондент «РР» дозвонился до Андрея Турчака. Тот от разговора уклонился, попросив перезвонить позже. Но позже на связь уже не выходил. Зато член политсовета «Молодой гвардии» Кирилл Щитов говорить не боится и даже высказал версию, что Кашина заказали представители либеральной оппозиции. «Мне все больше и больше кажется не лишенным права на существование мнение, что нападение на Кашина выгоднее всего именно представителям либеральной оппозиции… [Оппозиция] получила мощный информповод, образ “жертвы”, образ “врага” в лице “кровавого режима”, поддержку СМИ и общественности, возможность “пиара на крови” и спекуляции на сочувствии людей» — процитировал Щитова сайт «Единой России».

Кругом лес

Между тем, похоже, для следствия приоритетной версией становится та, что связана с конфликтом вокруг Химкинского леса. По крайней мере такой вывод напрашивается по итогам допросов коллег и родственников Олега Кашина в ОВД «Замоскворечье». Но следователи упоминают и о неких скинхедах — возможно, есть версия, что националисты могли мстить Кашину за его симпатию к антифа.

Сейчас следствие демонстрирует активность. Но оно должно еще продемонстрировать и эффективность. До сих пор расследования преступлений против журналистов ни к чему не приводили: из 31 дела о нападении на них, возбужденных с начала этого года, ни одно до суда не дошло.

Бессилие милиции порождает чувство безнаказанности. 8 ноября, в разгар скандала вокруг покушения на Олега Кашина, появилась информация о еще одном нападении на журналиста: в Подмосковье избили репортера газеты «Жуковские вести» Анатолия Адамчука, много писавшего о проблеме леса в Жуковском, который планируется вырубить для строительства трассы к месту проведения авиасалона «МАКС».

Фото: МАКС АВДЕЕВ; РИА НОВОСТИ; Александр Щербак/Коммерсант; Александр Щербак/Коммерсант (2)

Двое в темноте

Нападения на журналистов стали обыденностью и проходят по практически неизменному сценарию

Избиение Олега Кашина вызвало огромный резонанс во многом потому, что произошло оно в столице и жертвой нападения стал известный журналист. Между тем за пределами Москвы «охота» на наших коллег идет уже давно. Фонд защиты гласности только в этом году насчитал 31 нападение на отдельных журналистов и еще пять — на редакции. Не все они были связаны с профессиональной деятельностью пострадавших, но таких случаев большинство. В ход шли ножи, арматура, травматические пистолеты и даже боевые гранаты.

Сформировался уже и классический сценарий заказного нападения на журналистов: двое крепких мужчин ждут жертву у подъезда и, дождавшись, избивают, как правило, с помощью арматуры. Вот лишь несколько примеров.

24 сентября, Самара.

Двое неизвестных вечером напали на телеведущего программы «Кстати» местного телеканала «Губерния» Эрнеста Старателева. По словам свидетелей, эти двое весь вечер крутились возле подъезда, а дождавшись возвращавшегося с работы Старателева, вошли туда вместе с ним. Там они начали избивать его тонким и острым предметом, нанося удары по лицу, спине, рукам и ногам. Журналист в тяжелом состоянии попал в реанимацию и был подключен к аппарату искусственной вентиляции легких.

11 мая, Санкт-Петербург.

В собственном подъезде был избит корреспондент интернет-газеты Fontanka.Ru Павел Нетупский. Нападавший нанес ему удар по голове. Неожиданно появившийся сосед спугнул преступника, и тот выбежал на улицу, где его ждал подельник. Накануне журналисту угрожали расправой за опубликованные ранее материалы. Это нападение на него было уже третьим по счету.

26 апреля, Сочи.

В подъезде собственного дома был жестоко избит двумя неизвестными главный редактор сочинской газеты «Местная» Аркадий Ландер. Когда журналист поднялся на свой этаж, на него напали сзади. Били монтировками. В тяжелом состоянии — с переломом костей черепа, сотрясением мозга и рваными ранами головы — он был доставлен в больницу. По словам самого Ландера, его не забили до смерти только потому, что нападавшим помешали появившиеся на площадке соседи. Покушение готовилось тщательно: в течение недели преступники регулярно появлялись в подъезде и стояли на лестничной клетке выше квартиры журналиста, а за день до нападения в двери подъезда был взломан кодовый замок.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №44 (172) 11 ноября 2010
    Черномырдин
    Содержание:
    Фигура
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама