Этот чувак, который всегда молчит

Тренды
Москва, 02.12.2010
«Русский репортер» №47 (175)
Имея в анамнезе советское атеистическое прошлое, старшее поколение уверено, что бог и научное познание несовместимы. Впрочем, и западные ветераны науки за небольшим исключением тоже бога не жалуют. Религия и мракобесие в их системе координат почти синонимы. А между тем научная молодежь, не обремененная тяжким опытом советской пропаганды, похоже, вполне готова прислушаться к мнению бога

Фото: архив «РР»

Работать журналистом, особенно научным, — большой стресс для психики, особенно женской. Когда ты приходишь говорить с академиком о Большом взрыве или генной инженерии, какого бы цвета ни были у тебя волосы, ты все равно всегда блондинка и всегда не в теме. Таков закон жанра.

Это в Америке журналист — великий посредник между обществом и наукой. От того, что он напишет, будет зависеть, дадут ли ученому грант или нет. В нашей системе координат журналист — пятое колесо в телеге. Я не более чем страховой агент: предлагаю билет в вечность тем, кто хочет жить только настоящим. Но именно это и позво­ляет мне смотреть на все извне и делать свои выводы. Исследовать исследователей. Изучать ученых.

Например, последние два-три года я проводила частное социологическое исследование на тему «Есть ли бог в научном сознании современного ученого». Методика опроса не претендовала на оригинальность. Всем представителям отечественной науки, с которыми мне доводилось общаться, я задавала один и тот же вопрос: верите ли вы в бога?

Ответы распределились строго по возрастной шкале. Авторитетные шестидесятилетние уверенно отвечали: нет. Молодежь до тридцати пяти — сорока так же уверенно отвечала: да. Возрастной промежуток от сорока до пятидесяти давал результат 50 на 50. При этом никакой связи с областью научной работы не прослеживалось. Одни и те же тенденции наблюдались и у естественников, и у гуманитариев, и у сугубых технарей.

Во всех областях науки старики категорически отказываются принимать в расчет высший разум, зато молодые ученые истово верят в бога. В какого — вопрос другой. Мне довелось говорить и с убежденными православ­ными генетиками, и с католи­ками-технарями, и с буддистами-физиками. Многие признавались в собственной невоцерковленности, но при этом в существовании высшего источника разума и любви не сомневались.

Вождем научного атеизма старшего поколения России традиционно считался академик Виталий Гинзбург. «Вера в бога несов­местима с научным мышлением» — таков основной постулат старшего поколения, на котором яростно настаивал уважаемый Виталий Лазаревич. А между тем вопрос, не противоречит ли вера в бога рациональной форме познания мира, молодежь неизменно удивлял. «Как одно может противоречить другому?» — спрашивали меня.

Мир устроен так совершенно и так прекрасно, объяснил мне один двадцатишестилетний медик-биохимик, что без бога мы обойтись не можем. Как иначе объяснить причину этой красоты и этого совершенства? Даже если это был случайный набор совпадений и соответст­вий, это все равно божественная случайность.

 rep_175_pics Иллюстрация: Тимофей Яржомбек
Иллюстрация: Тимофей Яржомбек

«Бог не играет в кости!» — вполне ответственно заявлял Альберт Эйнштейн. Тогда рас­четы показывали очевидное: в основе микромира лежит случайность. Эйнштейн потратил много лет на то, чтобы доказать обратное. А Нильс Бор, посмеиваясь в усы, мудро советовал не решать за бога, что ему делать.

Избавившись от жюль-вернов­ского позитивизма девятнадцатого века и революционного романтизма века двадцатого, наука остановилась на пороге некоей клубящейся экзистенциальной тайны. Каждое новое знание, получаемое учеными сейчас, не столько меняет наши представления о мире, сколько обнаруживает несовершенство вопроса, который мы задаем. Главную интригу диалога ученых с божественным разумом объяснил мне один молодой физик.

Дело в том, что за время своего существования — от Большого взрыва до нас с вами — Вселенная имела множество шансов исключить жизнь как факт собственной истории. В процессе всех вселенских перипетий мир постоянно оказывался в точках бифуркации, когда выбор того или иного сценария был совершенно непредсказуем.

Но каждый раз из множества вариантов выбирался именно тот путь, который делал жизнь и разум возможными. Почему? Зоны ответственности бога и науки разделились именно по качеству задаваемых вопросов. Ученых интересует, КАК устроен мир, но только бог знает, ПОЧЕМУ он так устроен. Не помню, кто сказал прекрасную фразу: бог — это чувак, который всегда молчит. Присутствие этой всегда молчаливой фигуры молодежь от науки чувствует буквально позвоночником. И знает, что ответ уже есть. Его надо только найти.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №47 (175) 2 декабря 2010
    Викиликс
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Репортаж
    Фигура
    Путешествие
    Реклама