Не забудьте выключить телевизор

От редактора
Москва, 02.12.2010
«Русский репортер» №47 (175)

Фото: архив «РР»

Мне хорошо. Уже лет десять я не смотрю телевизор, а посему не испытываю проблем ни с пищеварением, ни с восприятием реальности. Как положено, предпочитаю книги и интернет. Но в этом самом интернете в последние дни одна из самых обсуждаемых тем — речь Леонида Парфенова. Выступал он на церемонии вручения ему телевизионной премии и говорил о телевидении.

Судьба этой речи характерна. Премия вручалась Первым каналом, но Первый канал ее не показал. Зато в интернете ролик с Парфеновым расползся, словно вирус. Зрелище действительно увлекательное. Представьте себе очень-очень профессионального тележурналиста, всегда такого уверенного и слегка снисходительного. А тут — речь по бумажке, дрожащие руки, дергающееся лицо. Это как Ксюша Собчак на коленях перед иконой. И произносит лауреат не дежурные: «Эта награда для меня большая честь, я хочу поблагодарить жену, маму и администрацию президента…» Парфенов говорит совсем другое.

 «…Рейтинг действующих президента и премьера оценивают примерно в семьдесят пять процентов. В федеральном телеэфире о них не слышно критических, скептических или иронических суждений, замалчивается до четверти спектра общественного мнения. Высшая власть предстает дорогим покойником — о ней только хорошо или ничего…» — формулирует награжденный, глядя на сидящих за столиками высших телевизионных чиновников.

Парфенов — фигура медийная, и вокруг его речи забурлили пузырьки общественной дискуссии. Основная интонация: выступление, конечно, правильное, но что нового сказал этот парень — все же и так понятно!

Парфенова жалко. И не только потому, что у него теперь возникнут проблемы с работой на телевидении. Обвинение в банальности — одно из самых травматичных для журналиста. Да и вообще для любого представителя творческой профессии. А тут продвинутая публика ставит клеймо: «Капитан Очевидность». Вспоминается старый анекдот. Общественный активист раздает на Красной площади листовки. Люди смот­рят — пустые листки бумаги. Спрашивают: «Мужик, ты чего листовки без текста раздаешь?» Он отвечает: «А что, кому-то что-то еще не ясно?»

Наверное, в этой банальной очевидности и есть главная заслуга Парфенова. Миссия интеллектуала не только в том, чтобы концептуализировать сложные смысловые конструкции и моделировать конспирологические схемы в духе «кто за кем стоит». Иногда необходимым шагом становится проговаривание общеизвестных вещей. Особенно когда эти вещи являются очень значимыми.

Парфенов показал важную модель, которая вполне уместна не только для телевидения, но и для любой другой области, будь то политика, фирма, университет или отношения с девушкой. Если тезис важен, то его нужно произносить громко, каким бы простым он ни казался. Порой бывает полезно назвать говно — говном, а прекрасное — прекрасным. Второе утверждение, кстати, по трудности ничуть не легче первого.

И еще один урок. Можно оставаться честным человеком, сохраняя при этом респектабельный лоск. Это нормально. И для многих вполне уместным жизненным девизом могут стать слова Парфенова: «Сам никакой не борец и от других подвигов не жду. Но надо хоть назвать вещи своими именами».

У партнеров

    «Русский репортер»
    №47 (175) 2 декабря 2010
    Викиликс
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Репортаж
    Фигура
    Путешествие
    Реклама