Казенное небо

Сначала лоукост был нашей мечтой: стоит пересечь границу, как ты получаешь возможность улететь в любую точку мира за смешные деньги. Даже не верилось. Потом бюджетные авиакомпании появились и у нас. Правда, их цены оказались на порядок выше европейских. Но мы все равно пользуемся их услугами — других цен и авиакомпаний у нас нет. И, похоже, не будет

Аэропорт города Сочи. До вылета в Москву полтора часа. Билет отечественного лоукостера обошелся мне в полторы тысячи рублей в оба конца. Причем, чтобы улететь в ноя­бре, билеты пришлось заказывать в августе. Двенадцать часов ночи, делать нечего, убиваю время — разглядываю пассажиров.

Позади меня на полу расселись девушки, от которых несет дешевым алкоголем. Одна держит в руках мобильный телефон — из динамика солистка Roxette поет: «It must have been love». Подруги меланхолично подпевают. Вокруг них бегает трезвый юноша, приговаривая: «Маша, девочки, ну не надо петь, я вас прошу, скушайте лучше мандаринку». Мимо проплывает нимфа в босоножках на каблуках, кофточке с глубоким декольте и легкой курточке — она, наверное, не знает, что в Москве минус двадцать.

В единственном на весь терминал кафе мужчины в костюмах и галстуках пьют кофе, молодая пара обсуждает, как они будут пересаживаться в столице на рейс до Парижа и сколько можно потратить на шопинг в Galleries Lafayette.

Напротив меня сидит женщина лет пятидесяти с наивными пергидролевыми кудряшками и выражением лица как у сотрудника внешней разведки. Она не спускает глаз со своего лакированного чемодана.

— Вот к сыну в Москву лечу, — вздыхая, говорит она, подсаживается поближе и пытается продолжить разговор. — Вы почем билеты брали? Ашотик (видимо, сын) всего за четыре тысячи купил — сказал, дешевле, чем на поезде. А я вот сижу и думаю: что ж там за самолет такой? Не упадет ненароком? И потом, мне тут женщина одна сказала, что кормить не будут. Что-то тут нечисто. Нервничаю я. Ты знаешь, — она неожиданно переходит на «ты», — я ведь последний раз летала пятнадцать лет назад. В Самару, к сестре…

Внутри страны за копейки

— Некоторые из пассажиров вообще впервые в жизни поднимаются на борт самолета, — говорит управляющий директор компании «Авианова» Эндрю Пайн. — Но встречаются и опытные путешественники, которые не хотят переплачивать за билет и предпочитают по возможности пользоваться услугами лоукостеров.

Еще в начале нулевых мало кто мог позволить себе слетать на выходные в Москву или Санкт-Петербург. Региональные аэропорты походили на заброшенные торговые центры: большие, пустые, унылые. На те деньги, которые нужно было отдать за билеты до Москвы, семья из Волго­града могла жить два-три месяца. 

Словечко «лоукост» мы узнали всего два-три года назад и стали летать — дешево и активно. Но выбор у нас, прямо скажем, небольшой: альтернативу дорогим билетам можно найти далеко не на всех направлениях — нет, к примеру, лоукостеров, летающих до Новосибирска и уж тем более до Владивостока или Магадана. Эти города по-прежнему отрезаны от европейской части России.

 rep_176_pics

Чтобы осознать масштаб несправедливости, достаточно обратиться к опыту Индии — бог с ними, продвинутыми Европами и Америками! Улететь из Дели в Агру, Калькутту или Мумбаи всего за 50–70 долларов можно шестью разными лоукост-компаниями, если купить билет за месяц. Из Москвы в Уфу за те же деньги мы не нашли ничего на полгода вперед: билеты стоят не меньше 120–150 долларов. Причем цены наших бюджетных перевозчиков («Скай Экспресс», «Авианова») не сильно отличаются от тарифов классических авиакомпаний вроде «Аэрофлота» или «Трансаэро».

— Если мы понимаем, что рейс не грузится и пассажиров меньше, чем мы планировали, велика вероятность, что появятся дополнительные билеты по самому низкому тарифу, — рассказывает Жанна Шалимова, заместитель директора по маркетингу компании «Авианова». — Если же мы наблюдаем обратный процесс, то закрываем бюджетные места. Причем отслеживаем ситуацию каждый день на всех направлениях. По статистике, одна треть всех билетов продается у нас по цене 250 рублей.

К тарифу всегда прибавляют аэропортовские сборы, что превращает красивую сумму 1 рубль (тариф по какой-нибудь промоакции) в гораздо менее симпатичную — 1000 рублей. Впрочем, у той же «Авиановы» предусмотрены дополнительные возможности экономии: отказ от багажа, страховки, выбора места на борту и т. д.

Мы стали мобильнее, проще относимся к самому факту полета: он перестал быть значительным событием в жизни. И теперь летаем даже в те города, куда нам, в общем-то, и не надо, — просто погулять, на выходные.

 rep_176_pics

— По данным Росавиации, за 9 месяцев 2010 года российскими компаниями перевезено 43,8 миллиона человек, из них почти половина — 22,3 миллиона — внутренними рейсами, это больше чем в прошлом году примерно на 25%, — приводит цифры Александра Лозовая, замес­титель начальника аналитического отдела компании «Инвесткафе». — И все же большинство пассажиров выбирают традиционные авиалинии.

— Я связываю это с ограниченными транспортными возможностями таких компаний, а не с предпочтениями потребителей, — добавляет Александра.

Как рассказал нам Эндрю Пайн, главное препятствие для появления новых дискаунтеров — высокие таможенные пошлины на ввозимые в страну воздушные суда иностранного производства (41,6%).

— Они носят дискриминационный характер, — возмущается Пайн. — Под них попадают Boeing 737 и Airbus A320 в моноклассовой компоновке — именно из таких лайнеров обычно состоит флот бюджетной авиакомпании.

 rep_176_pics

Еще одна проблема, о которой он упомянул в разговоре, — отсутствие конкуренции между аэропортами. В абсолютном большинстве российских городов аэропорт всего один, а значит, цены на стоянку самолетов снижаться не будут: выбирать-то все равно не из чего, альтернативы нет.

Так что появления новых дискаунтеров в нашем небе пока не предвидится, и классические перевозчики чувствуют себя вольготно и регулярно повышают цены на билеты.

— ФАС проверила 90 авиакомпаний. Оказалось, что с 2007 по 2010 год рост тарифов составил от 30% до 300%. Причем устанавливались они компаниями, доля которых на маршрутах составляла более 35%, — рассказала Лозовая.

Она уверена, что цены на билеты поднимают из-за роста стоимости авиакеросина (за последние 9 месяцев он подорожал на 18%) и из-за того, что люди стали больше летать.

Транзит ту Даблин

Если механизм работы наших внутренних бюджетных перевозчиков более или менее ясен, то остается непонятным, почему заманчивые цены в один евро не предлагают российским пассажирам иностранные лоукостеры?

 rep_176_pics

В этом году на майские праздники я летала в Европу. Нашла самый дешевый вариант — 120 евро со всеми сборами и таксами — и обрадовалась. Билеты покупала сильно заранее, аж в феврале, чтобы уж точно сэкономить. Даты поездки, конечно же, не совпали с длинными весенними выходными, а маршрут был адский: перелет Москва — Берлин с пересадкой в Риге; домой я возвращалась уже из Ниццы, но тоже через Ригу, причем с ночевкой. На самом деле Рига и Ницца меня не интересовали, мне нужно было попасть только в два города: Берлин и Париж — и там и там я планировала навестить друзей. На все про все у меня было восемь дней, но ради экономии я путешествовала на перекладных. Из Берлина до Парижа добиралась на поезде. Из Парижа в Ниццу — самолетом. Но все эти неудобства меркли на фоне невиданной дешевизны билетов. Вот только мои друзья-французы меня не поняли: если уж они экономят, то платят за перелеты двузначные суммы, и не только в пределах «шенгена». Мне же это удалось лишь на финальном отрезке пути: из Парижа в Ниццу, последний европейский город моего сложносочиненного путешествия, я долетела европейским лоукостером всего за 15 евро.

Каждый раз, забредая на сайты вроде Kayak или Momondo, созданные специально для «жадных» путешественников, думаешь: сего­дня мне повезет — это тот самый счастливый день, когда какая-нибудь щедрая компания распродает билеты в Буэнос-Айрес за двести долларов или хотя бы в Лондон долларов за пятьдесят. Повторяешь про себя эту мантру, но ничего не происходит. Вроде бы есть дешевые предложения европейских лоукост-компа­ний — кликаешь по ссылкам, но все самое интересное уже раскуплено туристами-маньяками два месяца назад.

Поиск билетов — занятие, в сущности, медитативное — для некоторых давно превратился в  один из способов развлечься в офисе, сохраняя умный вид: вместо того чтобы работать, люди ищут дешевые билеты на Кубу, даже если туда вообще не собираются. Для кого-то это стало настоящим хобби.

— У меня целая система покупки таких билетов: я подписался на рассылки спецпредложений авиакомпаний, сообществ, где собираются такие же экономные, как я, — рассказывает Дмитрий, менеджер крупной российской компании. — Мониторинг нужен ежедневный — это как с котировками акций. Я смотрю утром и вечером, еще и друзьям ссылки кидаю. Могу сказать, что хорошие предложения в России у лоукостеров бывают нечасто, в основном вкусные цены у обычных перевозчиков, когда они распродажу в честь чего-нибудь устраивают.

 rep_176_pics

После месяца такого неустанного мониторинга понимаешь, что билетов из России дешевле 80 евро в один конец практически не бывает, впадаешь в депрессию и начинаешь думать о вселенской несправедливости. Почему европейцы, заказавшие билеты за пару-тройку месяцев, летают между Парижем и Лондоном, Хельсинки и Мадридом, Ригой и Стамбулом за 20, 30, а то и за 1 евро, а мы нет? Было бы неплохо, если бы даже за 100 евро мы могли напрямую улететь в Рим, Париж или Лондон, но таких рейсов в главные туристические столицы мира компании-дискаунтеры из России не совершают. Не летают они и на пляжные или горнолыжные курорты. 

Дорогие экспаты

Оказавшись в России, зарубежный лоукост как-то сильно подорожал, перестав оправдывать свое название. У руководителя пресс-службы авиакомпании AirBaltiс Яниса Ванагса тысяча убедительных аргументов в пользу транзитных полетов через Ригу:

 — Это прекрасный город, здесь можно чудесно провести время. К тому же перелет через Ригу — комфортный способ пересечь границу шенгенского пространства. Таможенники и паспортный контроль отлично понимают по-русски. Вы можете даже бабушку свою за границу отправить! — говорит Янис.

Он рассказывает, как удобно летать рейсами AirBaltic. Время стыковки рассчитывает не пассажир, как это бывает, когда путешествуешь на перекладных, а сама авиакомпания. Если вы купили билет до Лондона, то компания проследит, чтобы вы улетели из Риги в Лондон, даже если ваш самолет Москва — Рига застрял в аэропорту из-за нелетной погоды.

Но все эти плюсы перевешивает один сущест­венный минус: если вы хотите улететь за границу дискаунтером, например AirBaltiс, то сделать это вы сможете только так, с пересадкой.

— Обычно лоукостеры не летают с пересадкой, — объясняет Янис. — AirBaltic до 2008 года предлагал перелеты только из Риги в Москву и из Вильнюса в Париж. Однако, введя стыковочные рейсы, мы заслужили международную награду ATW.

Но что, если мне не надо в Ригу, а пересечение европейской границы в городе, где никто не говорит по-русски, меня не пугает? Тогда я полечу, например, с компанией AirBerlin через Берлин, Хельсинки, Дюссельдорф. А вот питерцы предпочитают Лаппеенранту — маленький финский городок в двухстах километ­рах от Петербурга. Оттуда можно дешево улететь. Нет, не в Париж или Рим, а в Хельсинки. А вот из Хельсинки — куда угодно.

Объясняя такую странную любовь к транзитным рейсам через «домашние» аэропорты, представители лоукостеров говорят об огромных и труднопреодолимых российских расстояниях — дискаунтеры существуют для коротких путешествий, а из России быстро долететь можно разве что до Хельсинки. В это объяснение веришь до тех пор, пока не посмотришь на расстояния, которые покрывают лоукостеры в один перелет, без стыковок, летая не из России. Например, из Хельсинки таким образом можно улететь в Лиссабон, из Риги — в Бейрут. То есть расстояния никого не смущают.

После всех разговоров вокруг да около Янис Ванагс признается: напрямую из России мы не можем летать никуда, кроме Риги. В России все перелеты регулируются государством.

Между европейскими странами действует соглашение «Открытое небо». Проще говоря, все компании отправляют рейсы куда хотят. Полеты из России за рубеж осуществляются не любыми, а только отобранными авиаперевозчиками в рамках соглашений о воздушном сообщении, которые Россия заключает с другими государствами.

— В рамках этих соглашений в аэропорт Шарль де Голль без пересадки летают только «Аэрофлот» и AirFrance, в лондонский Хитроу — «Аэрофлот», British Airways и BMI. Лоукостеров среди таких компаний нет и не будет. И это не только «желание» России, — говорит Тимур Хикматов, представитель Минтранса. — Франция и Англия тоже не дают дискаунтерам развернуться — под тем предлогом, что их тарифная политика наносит ущерб регулярным перевозчикам.

Но пассажиры все равно находят свои лоукосты до Лондона — через территории, где защищают интересы не только национальных перевозчиков. Вот только маршруты от этого становятся причудливыми. Например, до Лондона можно добраться турецким дискаунтером Pegasus: вылет из Краснодара, пересадка в Стамбуле, приземление в Лондоне, только не в Хитроу, а в Стенстеде. Но для фанатов лоукостов, как для бешеной собаки, семь верст не крюк. Зато получается дешевле, чем «большими» авиакомпаниями. Если улететь в конце декабря, а вернуться в начале января, можно уложиться в 400–500 долларов против 900 у BMI на тот же период. Дешевле, конечно, но не low cost.

Минтранс комментирует такую странную политику лоукостеров в России лаконично и туманно: «Зарубежные перевозчики сами назначают тарифы, сообразуясь со своими коммерческими интересами». Однако сами представители авиакомпаний говорят о том, что государство регулирует не только маршруты, но и цены. Дискаунтерам, выходившим на российский рынок, всегда давали понять, что ниже планки в 100 евро опускаться не стоит. Главному национальному авиаперевозчику «Аэрофлоту» (51,17% акций принадлежит государству) конкуренты, продающие за несколько евро билеты на самые прибыльные международные направления, не нужны.

— Контроль государства за авиаперевозками только усиливается — рынок движется в сторону большей монополизации, — объясняет юрист общества защиты прав потребителей «Общественный контроль» Дмитрий Лесняк.

Альтернативу дорогим билетам можно найти далеко не на всех направлениях: Новосибирск и тем более Владивосток и Магадан по-прежнему отрезаны от европейской части России

Для пассажиров это означает, что стоимость перелетов продолжит расти.

Цены растут у всех: и у дискаунтеров, и у классических авиаперевозчиков, так что улететь за 20 евро из Москвы в Париж, как и в любой другой город, не получится, даже если вы планируете это сделать только в следующем году.

На зимние праздники я лечу в Индию. Обычной, не лоукост-компанией… Армении. Ничего, что в Дели я попаду через Ереван. Зато это были самые дешевые билеты, которые стоили всего-то 18 тысяч рублей. А покупала я их в середине октября.

Фото: GETTY IMAGES/FOTOBANK; AGENCE VU/FOTOLINK