Новый год, блин

От редактора
Москва, 09.12.2010
«Русский репортер» №48 (176)

Фото: архив "РР"

Мои старинные друзья знают, что я ненавижу этот праздник. Весь этот предновогодний психоз и посленовогоднюю нирвану я считаю самым бессмысленным временем в жизни любого здравомыслящего человека. Сколько денег потрачено, сколько здоровья потеряно, сколько нервов истрепано — и все в честь вполне заурядного факта, что закончился один год нашей жизни и начался другой. У меня просто сводит мозг от такого высококонцентрированного безумия. И вот уже несколько лет подряд, каждый декабрь, я пишу обо всем этом злую противопраздничную колонку. Это моя персональная новогодняя традиция — единственная нормальная из всех новогодних традиций.

Но каждый раз, отслеживая реакцию на мои праздничные пятиминутки ненависти, я все дольше чешу затылок. Когда я написал про этот вонючий Новый год впервые, меня забросали кусачими комментариями. Но каждая новая ежегодная ложка дегтя в тазик с праздничным оливье вызывала у аудитории все больше сочувствия. А в этом году я забил в Яндексе «ненавижу Новый год» и обнаружил 12 тысяч аналогичных высказываний, причем к каждому прилагается огромное количество комментариев: «И я ненавижу! И я! И я!»

Кажется, новогодофобия становится трендом. Еще немного, и радоваться этому празднику станет так же неприлично, как победе России в борьбе за мундиаль. И вот тут меня начинает щекотать бес противоречия. Полуторачасовое чтение интернет-выска­зываний типа «Деда Мороза — к стенке!» оставляет ощущение, что я оказался не в самой лучшей компании. Чаще всего моими собратьями по злобе руководят три труднопреодолимые силы: либо патологическая жадность, либо экзистенциальная опустошенность, либо болезненный патриотизм.

В последнем случае Новый год воспринимается как оружие массового поражения, которое предательский оккупационный режим применяет ради истребления собственного народа. С жадностью все понятно. А вот самый противный тип новогодофобов — неуемные экзистенциалы. Для них новогодние каникулы — это такой длительный период свободного времени, в течение которого человек волей-неволей вынужден заниматься самым неприятным для него делом — много думать. А много думать, как известно, очень вредно, потому что если думать честно, то результат таких раздумий всегда один и тот же: господи, как же бессмысленно я живу!

А я человек вроде нежадный, живу небессмысленно, да и патриотизм мой не доходит до градуса кипения. И вообще я, кажется, достиг уже того возраста, когда все бессмысленное обретает смысл, а все имеющее смысл его теряет. Вот как вы думаете, много ли смысла в том, что мы выпустили очередной номер журнала «Русский репортер»? Вроде бы да, много. А если приглядеться? Что такое вообще периодическое издание? Попытка хотя бы на мгновение остановить бег времени или наоборот — инструмент ускорения этого бега, чертово колесо, каждая кабинка которого лишь усиливает мельтешение в глазах?

В общем, я решился на эксперимент: я не буду проклинать этот Новый год. Я буду честно бегать по магазинам, кричать: «С новым счастьем!», я  постараюсь встретить и полюбить этот праздник во всем его бессмысленном безобразии. А если доживу до января, расскажу вам, что у меня получилось.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№48 (176) 9 декабря 2010
Чемпионат мира — 2018
Содержание:
Фотография
От редактора
Вехи
Путешествие
Реклама