WikiLeaks: настоящая цель

Актуально
Москва, 09.12.2010
«Русский репортер» №48 (176)
Примерно 900 из 250 000 секретных посольских депеш были опубликованы WikiLeaks и изданиями, эксклюзивно получающими от него информацию (в России — только «Русский репортер») на момент подписания этого номера. Но и этого оказалось достаточно, чтобы начались мировой дипломатический кризис и охота на ведьм. Причем в России охоту ведут и те, кто обиделся за американскую политику, и те, кто считает, что истинной целью заговора является Россия

Во многих странах специфические инструменты американской дипломатии используются очень и очень жестко. Это особенно заметно на примере небольших стран, там дипломатические депеши описывают все прямо, без обиняков, — сказал основатель WikiLeaks Джулиан Эссендж в интервью «РР». Это подтверждает и наши собственные выводы, сделанные за то время, что «Русский репортер» изучает предоставленные ему WikiLeaks материалы секретных и конфиденциальных донесений американских посольств по всему миру.

Похоже, согласен с утверждением Эссенджа и Госдепартамент США: глава американской дипломатии Хиллари Клинтон в конце прошлой недели отправилась в центральноазиатское турне, которое должно было хотя бы отчасти упредить возможный стратегический ущерб на важном афганском направлении.

В Киргизии Клинтон выразила удовольствие «развитием демократии в республике», только что пережившей очередную «рево­люцию» и резню в Оше, и успела «пнуть» российского президента, не согласившись с его заявлением о том, что парламентская демократия — слишком рискованная форма правления для стран Центральной Азии. В ответ президент Киргизии Роза Отунбаева заявила, что «та демократия, которой сейчас славится Киргизия, говорит об определенной заслуге США».

В то время мы еще не приступили к публикации интереснейшего «киргизского досье», в котором подробно описаны заслуги США перед киргизской демократией.

«Отунбаева чрезвычайно подав­лена, смотрит на происходящее во многом со стороны. Мы очень мало доверяем ее информации и еще меньше — ее анализу», — писала в своих отчетах о встрече с киргизской оппозицией режиму бывшего теперь уже президента Курманбека Бакиева посол США в Киргизии Татьяна Гфеллер. После событий 2010 года, когда режим Бакиева пал, стал очевиден просчет американской дипломатии на этом направлении. И весьма вероятно, что «киргизское досье» WikiLeaks не позволит полностью вернуть упущенное за счет запоз­далой лести в адрес Отунбаевой.

Этот просчет, скорее всего, не был просто свидетельством ограниченности посла, которая напрочь не доверяла вполне внятным тезисам оппозиции о сущности режима Бакиева и данным о концентрации всего бизнеса республики в руках одной семьи, о преследовании семей оппозиционеров. В этой «слепоте» была своя логика — логика заданности американской политики, в которой идеология демократии и цинизм в равной мере не нуждаются в установлении истины.

Аналогичная нарочитая «слепота» американских дипломатов очевидна и на других направлениях. Так, за день до начала бомбардировки Цхинвала грузинскими войсками посол США в Грузии Джон Теффт то ли не смог, то ли не захотел правильно интерпретировать передвижения грузинских войск с «Градами» в направлении осетинской территории. Еще интереснее, как заметил профессор Высшей школы экономики Руслан Хестанов, анализируя «грузинское досье», опубликованное сайтом «РР», то, что посла вообще не интересовали «детали».

Он докладывал в Вашингтон, что «осетины осуществляют артиллерийский и минометный обстрел грузинских сел, а деревне Дманиси нанесен существенный ущерб». Теффт не знал, что Дманиси — осетинская деревня, находившаяся в зоне контроля Южной Осетии, и что отвечавший в Грузии за вопросы интеграции Руслан Абашидзе косвенно признал, что бомбардировка осуществляется армией его страны. В том же письме от 7 августа Теффт пишет, что около 6.00 продолжалась перестрелка на юго-западе и вокруг Эревнети (Erevneti). Но такого населенного пункта вообще не существует.

В Киргизии «невнимательность» и презрение к иным мнениям задавались двумя факторами. Во-первых, наследием «тюльпановой революции»: американцы поддерживают «цветных», даже когда их «демократичность» быстро преобразуется в откровенную диктатуру, как в Грузии или Киргизии. Во-вторых, соображениями прагматики: в киргизском случае это сохранение военной базы Манас, необходимой для операции в Афганистане. На протяжении всего периода с «тюльпановой революции» до конца 2009 года американская дип­ломатия довольно бесцеремонно играла на всех струнах внутренней киргизской политики.

«Как и многие другие оппозиционные лидеры, Отунбаева выражает надежду на определенное вмешательство со стороны Соединенных Штатов… Мы хотим, чтобы вы нашли наилучший путь, чтобы помочь оппозиции, говорила она», — написано в отчете посла США в Киргизии Татьяны Гфеллер. Посол принимает оппозиционных лидеров всех толков и, обещая поддержку, пытается манипулировать силой и масштабом уличных протестов. Но в секретных депешах сообщает, что вряд ли удастся повлиять на президента Бакиева и уменьшить давление на бизнес и семьи оппозиционеров. Почему?

Тут, оказывается, все просто: режимом Бакиева с какого-то времени манипулировать становится легче, чем даже оппозицией, которая сама идет навстречу. В июле 2009 года Хиллари Клинтон направляет своему киргизскому послу директиву, которая, по сути, является инструкцией властям Киргизии, как именно замалчивать скандальный случай, когда американский солдат с базы Манас застрелил киргиза. Директива изобилует пометками «если спросит», «если будет настаивать», «если дальше будет настаивать». Фактически это — готовая речь, написанная для властей суверенной страны в Госдепартаменте США.

Окончательная — и проигранная — ставка была сделана 15 июля 2009 года, за неделю до президентских выборов, за ужином посольского поверенного с Максимом Бакиевым, сыном президента, когда младший Бакиев, фактически завербованный США, окончательно победил в респуб­лике «пророссийскую» партию Жаныша Бакиева, дяди Максима. Впрочем, в трогательном союзе США и Максима Бакиева не было ничего романтичного: все годы посольство США активно соби­рало компромат на Максима и не питало иллюзий на его счет: захват бизнеса, расправы с конкурентами, дикие нравы. Нравы особенно колоритны.

В одной из депеш рассказывается об открытии принадлежащего Максиму отеля «Витязь» на берегу Иссык-Куля. На церемонии присутствовали более двухсот гостей, посещение было фактически обязательным. То есть можно было и не приходить, но себе дороже: можно остаться без бизнеса, намекает депеша. Многим из гостей пришлось раскошелиться на «входные билеты» в объеме $10 000–15 000. Максим прогуливался среди гостей в компании восьми телохрани­телей. Гости искали его внимания, но шушукались за спиной, что даже премьер-министр вынужден заискивать, чтобы сохранить свой пост. В другой депеше Максим Бакиев просил перевести американскую денежную помощь под контроль его людей, а еще излагал поистине гениальные проекты экономического развития страны: «Надо построить поля для гольфа, чтобы приехали иностранные инвесторы»

«Посольство не контактировало с Максимом в последние годы, поскольку его статус был неофициальным и ходило много слухов о его попытках захватить контроль над многими сферами бизнеса. Тем не менее мы ожидаем нового соглашения по транзитному центру, а его проамериканская позиция может способствовать нашим интересам», — пишет посол в Госдепартамент. То есть типичный «наш сукин сын». На самом деле Максим хвастался перед посольскими представителями, что именно он «пробил» сохранение американской базы под другим названием и что не боится гнева России, поскольку вывел оттуда свой бизнес.

Прочная вербовка Максима Бакиева стала возможной как раз потому, что он и его бизнес оказались полностью зависимыми от Соединенных Штатов, имеющих на него компромат. После свержения режима Бакиева его семья и вовсе оказалась в руках американских политиков.

По поводу моральности секретной политики у аналитиков, а возможно, и у некоторых обществ (таких «опытных», как российское), не было иллюзий. Вероятно, и российское влияние в той же Киргизии осуществляется всеми возможными средствами. Но слабость американской политики последних лет связана не с цинизмом даже, а с отсутствием интереса к реальности, если эта реальность противоречит идеологии или установкам. Влиятельный американский портал Salon.com даже назвал это свойство американской дипломатии «пропагандой», которая примерно десять лет назад при­шла на место реальному интересу к стране присутствия.

Российские представители по крайней мере честно говорят, чего хотят, не обманывая себя и других показными идеалами, с чем связаны относительные успехи России в СНГ в последние годы. Ключевая опасность раскрытия деталей секретной и полусекретной американской дипломатической переписки в том, что партнеры, в том числе и младшие партнеры США, могут ясно увидеть слабые места американской политики и использовать это в дипломатической торговле.

Интересно, что атака на WikiLeaks в мире — и соответст­венно у нас в стране на «Русский репортер» — исходит из того же сочетания цинизма и апелляции к неким моральным принципам, которое свойственно американской дипломатии.

— Я думаю, что Эссенджа на самом деле надо убить… Президент США Барак Обама мог бы, к примеру, использовать беспилотник, чтобы избавить мир от Эссенджа… Я не буду грустить, если Эссендж исчезнет, — заявил бывший советник премьер-министра Канады Том Флэнаган.

Призыв к расправе повторила и видный американский политик, республиканка Сара Пэйлин. Одновременно осуждается воровство информации, которая, по словам Хиллари Клинтон, «наносит удар не только по интересам американской внешней поли­тики, но и по всему международному сообществу, по альянсам, по партнерским отношениям и переговорам, цель которых — сохранение глобальной безопасности и экономическое процветание».

В России моральные претензии к WikiLeaks и к публикациям его материалов «Русским репортером» интересны тем, что, хотя и звучат из уст политических оппонентов, поразительно похожи. «Либеральные» и «прокремлевские» упреки сводятся к тому, что либо сам WikiLeaks, либо «Русский репортер» якобы фальсифицируют документы в пользу той или иной позиции, то есть обеим сторонам видится заговор, и расходятся они только в оценке его направления.

Юлия Латынина на «Эхе Мос­квы», ссылаясь на мнение Андрея Илларионова, предположила, что «статья в “Русском репортере” является частью новой кампании по дезинформации — мол, не будучи в силах отрицать содержание депеш, российские спецслужбы пытаются минимизировать ущерб». Почти одновременно на государственном Первом канале — видимо, впопыхах — из итоговой воскресной программы «Время» вырезаются все упоминания о «Русском репортере» и наши интервью, не подписывается даже источник видеоинтервью с Джулианом Эссенджем, который мы предоставили коллегам из соображений профессиональной взаимопомощи. Государственные СМИ вслед за «некоторыми аналитиками», на которых ссылался Владимир Путин в своем разговоре с Ларри Кингом, подозревают, что Эссенджа готовят к настоя­щему «сливу», который будет направлен против России. При этом и «либеральные», и «государст­венные» сторонники теории заговора не стесняются использовать без ссылки на источник — то есть воровать — чужие материалы, например эксклюзив «РР».

С публицистами-фантазерами вроде Юлии Латыниной все более-менее ясно: публикации настоящих документов, чем и занимается WikiLeaks, и настоящего репортерского эксклюзива, в чем заключается основная работа «РР», оказываются гораздо интереснее, чем пересказ непроверенных слухов и чужой информации без ссылки на источник, что отличает стиль Латыниной. Она, даже обвиняя блестящего переводчика с иврита и независимого журналиста Исраэля Шамира во всех грехах, без ссылки почти дословно цитирует его статью об обвинениях Эссенджа в двойном изнасиловании со стороны шведского правосудия.

Гораздо интереснее разобраться с теорией заговора против России. Насколько возможно явно или скрыто использовать WikiLeaks для информационных атак на разные страны?

Все, что мы знаем о команде WikiLeaks, говорит о том, что прямой подкуп или иные способы явного использования ее американскими спецслужбами невозможны. Исраэль Шамир, рассказывая нам о работе в нынешнем прибежище WikiLeaks в анг­лийской глубинке, говорил о потрясающей атмосфере свободной круглосуточной идейной деятельности примерно дюжины молодых людей, придерживающихся разных взглядов, но разделяющих идеологию открытия тайной информации.

Такие сообщества известны нам по собраниям альтерглобалистов или российского «Левого фронта» в его лучшие времена. Власти страны пребывания, судя по всему, не выдают Эссенджа Швеции только потому, что ее запрос слишком очевидно не соответствует местному законодательству: в нем отсутствует состав преступления — шведское правосудие толкует термин «изнасилование» максимально расширительно, гораздо шире, чем любая дру-гая страна Европы. Между тем хостинг-сервисы и сразу несколько интернет-компаний в мире отказались от сотрудничества с WikiLeaks, и активисты испытывают реальное давление в отличие, например, от все-таки довольно смешных приключений «РР» в России.

Интерпол объявил Эссенджа в международный розыск по обвинению в изнасиловании. На самом же деле он виновен лишь в одном — в выступлении против «супервласти» rep_176_pics Фото: AFP/EAST NEWS
Интерпол объявил Эссенджа в международный розыск по обвинению в изнасиловании. На самом же деле он виновен лишь в одном — в выступлении против «супервласти»
Фото: AFP/EAST NEWS

Другое дело, что можно предположить специальную редакцию изначальной базы данных, которая и может содержать направленное «послание». Но пока этого ничто не подтверждает. Возможно, некоторая неполнота базы (мы, например, не нашли ничего интересного в сообщениях послов США времен «оранжевой революции» на Украине) вполне объясняется уровнем доступа предполагаемого похитителя из базы Пентагона сержанта Мэнинга, а также временем формирования базы — это 2006 год. Старые документы там есть, но не в таком количестве, как после 2006-го. Между тем сама специфика базы такова, что если в ней и есть какое-то «послание», то запрятано оно очень и очень глубоко. Пока же горстка активистов, работая почти круг­лые сутки, смогла изучить и опубликовать лишь небольшое количество документов. Этим, кстати, объясняется медлительность и кажущаяся выборочность публикаций. Сам Джулиан Эссендж, кстати, испытывает большой интерес к России как одной из немногих стран, которые могут сопротивляться «супервласти» США.

И «либеральные», и «государственные» сторонники теории заговора не стесняются использовать без ссылки на источник — то есть воровать — чужие материалы, например эксклюзив «РР» 

Это не значит, что на WikiLeaks не могут появиться серьезные разоблачения, касающиеся России: сайт работает по принципу «открытого ящика» и каждый может скинуть туда любые документы, которые после проверки их подлинности наверняка будут опуб­ликованы. И российским властям, конечно, лучше быть к этому готовыми, чем полагать, что это невозможно. Однако лучший способ подготовиться — не цензурировать сюжеты на ТВ, а развивать свободные российские СМИ. Иначе страна узнает «самое худшее» в изложении их западных коллег и в такой момент, когда уже ничего противопоставить этому будет невозможно.

Реакция

Владимир Путин, премьер-министр РФ

«Как известно, господин Гейтс был одним из руководителей Центрального разведуправления Соединенных Штатов Америки, а сегодня он является министром обороны. Если это самый лучший в США эксперт по демократии, то я вас поздравляю».

Тайип Эрдоган, премьер-министр Турции

«Несерьезная переписка американских дипломатов распространяет по всему миру через интернет сплетни, необоснованные доводы и клевету. Разве это не похоже на хорошо замаскированную пропаганду? Это попытки манипулировать отношениями между некоторыми странами».

Хиллари Клинтон, глава Госдепартамента США

«Скажу прямо: раскрытие этих данных наносит удар не только по интересам американской внешней политики, но и по всему международному сообществу, по альянсам, по партнерским отношениям и переговорам, цель которых — сохранение глобальной безопасности и экономическое процветание».

Дмитрий Медведев, президент России

«Эти утечки показательны: они показывают всю меру цинизма тех оценок и зачастую тех суждений, которые превалируют во внешней политике различных государств. В данном случае я имею в виду Соединенные Штаты Америки. Мы не параноики и не связываем российско-американские отношения с какими-то утечками. Я не вижу в этом ничего критичного: суждения бывают разные, оценки тоже. Я думаю, что, если бы, не дай бог, в СМИ просочились оценки, которые дает Министерство иностранных дел РФ, российские спецслужбы в том числе нашим американским партнерам, они бы тоже получили массу удовольствия».

Сильвио Берлускони, премьер-министр Италии

«Всем должно быть ясно: не нужно придавать какое-то особое значение некоторым их заявлениям и мнениям. Безусловно, они раздражают, потому что приводят к обильным комментариям со стороны печати, но в конце концов, по моему мнению, они не приведут к изменению сложившихся схем, отношений между заинтересованными странами».

Махмуд Ахмадинежад, президент Ирана

«Выброс этой информации не является утечкой: он был организован американской администрацией. Эти документы не обладают юридической силой и не будут иметь политического эффекта».

Михаил Фрадков, глава Службы внешней разведки РФ

«Эти сведения представляют собой богатый материал для анализа, но вообще ничего хорошего в этих публикациях нет. Для анализа, конечно, информации достаточно, и мы будем докладывать о своих выводах руководству».

Новости партнеров

«Русский репортер»
№48 (176) 9 декабря 2010
Чемпионат мира — 2018
Содержание:
Фотография
От редактора
Вехи
Путешествие
Реклама