Минуя посредника

На персональной странице в Facebook создатель крупнейшей социальной сети и самый молодой миллиардер в мире Марк Цукерберг перечисляет свои интересы: делать вещи, ломать вещи, минимализм, уничтожение желания, открытость, информационный поток и революция

Фото: David Sauveur/Agence VU/FOTOLINK; AFP/EAST NEWS

Нулевые — время широкой экспансии социальных сетей в интернете. По разным оценкам, количество пользователей социальных сетей в мире вот-вот достигнет 900 млн. Фактически каждый седьмой житель Земли сегодня является частью глобальной коммуникационной системы, благодаря которой меняется сама природа общения между людьми и социальными группами.

Термин «социальные сети» существовал и раньше. Им обозначали группу людей, так или иначе связанных между собой: происхождением, общим кругом знакомств, интересов — житейских и профессиональных, общими знаниями, вкусами или привычками, теми или иными поворотами судьбы, наконец. По похожему принципу формировались социальные сети и в интернете.

Первой ласточкой стала американская Classmate.com — сайт, созданный для поиска одноклассников. За ним последовали появившиеся на рубеже девяностых и нулевых сис­темы блогов и более совершенные социальные сети — MySpace, Facebook, LiveJournal, Flikr, LinkedIn, YouTube. Главной особенностью новых сайтов стал совершенствующийся год от года принцип подбора собеседников, информационных партнеров или кумиров. По сути, появление социальных сетей стало революцией в общении и породило два разнонаправленных тренда.

Первый — виртуализация общения. С одной стороны, сегодня уже никого не удивляет ситуация, когда муж и жена сидят в разных комнатах одной квартиры и переписываются в Twitter или на Facebook. Частота непосредственного, личного дружеского общения — походов в гости и встреч в офлайне — существенно снизилась за последние десять лет. С другой стороны, сократилась дистанция между незнакомыми людьми: социальные сети позволяют европейцу найти друзей по интересам хоть в Австралии, а любимому писателю, актеру или режиссеру можно задать вопрос на его страничке в Facebook, и он, возможно, даже ответит.

Второй тренд — исчезновение привычных посредников между институциями и социальными группами, которые до появления социальных сетей рекомендовали, раздавали оценки и выстраивали иерархии для потребителей. В социальных сетях система рейтингов и иерархий складывается из пользовательских оценок, из количества просмотров и/или скачиваний, то есть появляется сама собой, без посредничества экспертов. Пользователь сам создает свой круг интересов, кумиров и ценностей.

Благодаря этому исчезают посредники в самых разных областях. Автор (писатель, музыкант, художник, режиссер) может найти потребителя (читателя, слушателя, зрителя) без помощи агентов, издателей или продюсеров: именно в соцсетях родилась популярность Петра Налича и Lady Gaga. Сети позволяют продать квартиру, минуя риэлтора, найти издателя, не тратясь на литературного агента, получить работу, не попадаясь на крючок к хедхантерам, подобрать фотографию, не обращаясь в фотобанк.

Социальные сети создали новые возможности для гражданской активности. Теперь «низы» могут создавать группы и партии независимо от доступа к власти или финансам. Видеоролики, обличающие чиновников, распространяются со скоростью лесного пожара, даже когда все «нормальные» каналы перекрыты.

Антиглобализм

Кочующий источник беспокойства

 реп 49 Фото: David Sauveur/Agence VU/FOTOLINK; AFP/EAST NEWS
Фото: David Sauveur/Agence VU/FOTOLINK; AFP/EAST NEWS

Первым городом, на своей шкуре испытавшим буйный нрав антиглобалистов, стал Сиэтл. Считавшиеся до того горсткой шумных маргиналов, противники «капиталистической глобализации» в 1999 году вывели на улицы этого города полсотни тысяч человек, для того чтобы помешать прове­дению саммита Всемирной торговой организации. Там же состоялись и первые масштабные столкновения антиглобалистов с полицией.

В последующее десятилетие неспокойная молодежь преследовала мировых лидеров, как тень. В 2002 году она даже заставила участников саммита «Большой восьмерки» сбежать в горы — на труднодоступный канадский курорт Кананаскис.

Впрочем, участники движения предпочитают называть себя не антиглобалистами, а альтерглобалистами, подчеркивая, что они не против глобализации как таковой, просто она должна происходить по-другому и явно не под контролем транснациональных корпораций. К тому же суть альтер/антиглобализма не только в драках с поли­цией, это — попытка выстроить новую всемирную структуру, основанную на горизонтальных связях, а не на иерархической вертикали.

В течение всего десятилетия движение антиглобалистов, как губка, впитывало в себя всех желающих: анархистов, экологов, союзы фермеров и организации правозащитников. Антиглобалистов порой упрекают в утопичности их идей и радикальности методов борьбы — и то и другое, пожалуй, справедливо. Но если бы не они, идеи диссидентов эпохи глобализма — оппозиционно настроенных экономистов и социологов — так и остались бы неозвученными.

Поп-идолы стали ближе к народу

Звезда из автобуса

 реп 49 Фото: GETTY IMAGES/FOTOBANK; ИТАР-ТАСС; АРХИВ «РР»
Фото: GETTY IMAGES/FOTOBANK; ИТАР-ТАСС; АРХИВ «РР»

Популярные исполнители стали буквально девчонками и мальчишками из соседнего двора: путь от этого двора до широкой известности сократился до нескольких месяцев, если не дней, — достаточно пройти несколько кастингов в телешоу или выложить ролик с песней в интернет.

Принцип Золушки использовали все популярные телешоу, но до абсолюта он был доведен в британской программе Got Talent, которую к концу нулевых клонировали по всему миру. Обычные люди становятся здесь супер­звездами за считанные минуты. После появления в эфире Britain’s Got Talent домохозяйка Сьюзан Бойл продала по всему миру больше своих дисков, чем кто-либо из ее современников, а на YouTube ее выступление посмот­рели 120 миллионов раз. Будь она профессиональной певицей, она бы и мечтать не могла о такой популярности.

Отголоском этого тренда стал подчеркнутый дилетантизм. Молодые музыканты нарочно записывают альбомы в формате звучания lo-fi (от английского low fidelity — «низкое качество»). На Евровидении побеждают Александр Рыбак (2009) и Лена Майер-Ландрут (2010), чье сценическое обаяние основано на том, что они совсем как те люди, которых мы каждый день видим в автобусе и метро. А в российском отборе на европейский конкурс песни все голосуют за певца «из народа» Петра Налича.

Гражданская журналистика

Нас тьмы и тьмы

 реп 49 Фото: GETTY IMAGES/FOTOBANK; ИТАР-ТАСС; АРХИВ «РР»
Фото: GETTY IMAGES/FOTOBANK; ИТАР-ТАСС; АРХИВ «РР»

7 августа 2005 года простой железнодорожник из города Бийска Олег Щербинский оказался участником ДТП, в результате которого погиб губернатор Алтайского края Михаил Евдокимов. Несмотря на очевидное нарушение правил дорожного движения водителем губернатора, Щербинский был признан виновником аварии и приговорен к четырем годам лишения свободы. Волна ответного негодования пришла откуда не ждали — из интернета. Тысячи блогеров выступили в  защиту никому не известного усатого гражданина, волну подхватили журналисты оппозиционных изданий, к ней вынуждены были присоединиться официальные СМИ, и в итоге приговор был пересмотрен. Щербинский стал национальной знаменитостью, а судью, вынесшую несправедливый приговор, дисквалифицировали.

Именно после «спасения Щербинского» в словаре российского гражданского общества прочно закрепились новые профессиональные термины: «прорыв информационной блокады», «гражданский перепост», «взрыв блогосферы» — и теперь этого «взрыва» многие чиновники боятся больше, чем прокурорской проверки. Навык солидарного выступ­ления журналистов и блогеров был успешно освоен и закреплен. Количество больших и малых побед гражданской журналистики исчисляется уже сотнями. Случались, правда, и осечки — такие, например, как шумная кампания в защиту мифической девочки по фамилии Рукосыла, которой, как выяснилось, вообще не существовало. Но в основном чувство профессионализма журналистам не изменяло, а блогосфера «взрывалась» по делу и добивалась своего.

В результате за считанные годы сознание рядового российского журналиста капитально изменилось. Во многих случаях он уже не герой-одиночка, а часть большой силы, которая быстро научилась влиять на происходящее в стране. Даже скептики один за другим приходят к мнению, что технологии новой гласности постепенно возвращают журналистике реальный статус четвертой власти. И страшно подумать, как бы сейчас выглядела наша страна, если бы этих технологий не было.

Борьба вокруг авторского права

Культура становится бесплатной

 реп 49 Фото: GETTY IMAGES/FOTOBANK; ИТАР-ТАСС; АРХИВ «РР»
Фото: GETTY IMAGES/FOTOBANK; ИТАР-ТАСС; АРХИВ «РР»

«Будьте счастливы, копируйте все!» — это лозунг российской Пиратской партии, созданной в 2010 году. Высокоскоростной интернет и файлообменные сети сделали возможным легкое и абсолютно бесконтрольное копирование любого произведения.

Нулевые прошли под знаком борьбы правообладателей и клиентов, не желавших платить за контент деньги. Еще в 2000–2001 годах международные ассоциации правообладателей пытались пресечь деятельность первой известной файлообменной сети, которую создала компания Napster.

Сети постоянно совершенствовались, поиск и скачивание файлов в новейших сетях типа BitTorrent стали доступны даже наименее продвинутому пользователю интернета. Сегодня у одной только крупнейшей торрент-сети The Pirat Bay 4,5 млн зарегистрированных пользователей. При этом сами торрент-трекеры не производят пиратский контент, они лишь сводят пользователей, у которых он есть, с теми пользователями, которые хотят его скачать.

К концу десятилетия уже по всему миру созданы пиратские партии, которые выступают за свободное и бесплатное распространение информации; у шведской даже есть свои депутаты в Европарламенте.