Новая аристократия

16 февраля 2011, 13:29

От редакции

«РР» совместно с радио «Русская служба новостей» и Обществом «синих ведерок» 25 февраля начинает акцию «Я пропускаю только 01, 02 и 03». В этот день в Москве на Воробьевых горах активисты «ведерок» будут раздавать наклейки на заднее стекло с соответствующей надписью. Идею позаимствовали из колонки Дмитрия Соколова-Митрича «Проблесковые маньячки» («РР» № 13 от 7 апреля 2010). Заканчивалась она словами:

«Уважаемые граждане с маячками! Не будьте лохами! Отдирайте со своих авто “баклажаны”, выковыривайте крякалки и вякалки. Еще немного — и на заднем стекле автомобилей, которые должны уступать вам дорогу, появятся стикеры: “Я уступаю только 01, 02 и 03”. Еще немного — и людям с мигалкой перестанут давать девушки и подавать руку мужчины».

Для «РР» гражданское обсуждение темы мигалок — это далеко не только вопрос безопасности движения. Это разговор о будущем нашего общества. Точнее, о том, хотим ли мы снова жить в сословном государстве. Еще точнее — должен ли правящий класс быть сословием дешевых понтярщиков.

Есть ощущение, что сейчас правильное время: атмосфера в обществе меняется. Пока большинство населения — бедного и богатого, с должностями и без — одинаково стремилось к привилегиям, соревновалось в презрении к лохам и мечтало завести себе наконец мигалку, любая борьба с возникающей уродливой сословной структурой была бесполезна.

До тех пор пока у человека мигает в голове, он найдет, чем мигать в реальной действительности. До тех пор пока он живет в условиях сословного общества, он найдет, как продемонстрировать окружающим их второсортность. До тех пор пока в стране не появятся другие формы общественного признания или порицания, люди будут тянуться к символам богатства и власти: будь то мигалка, козырная корочка, фотография в обнимку с генпрокурором или просто роскошный автомобиль, в котором простые люди не ездят.

Но ничто так не воспитывает элиту, как необходимость постоянно следить за пульсом общественного напряжения. И ситуация с мигалками изменится в корне лишь после того, как в обществе перестроится баланс сил и такие понятия, как «гражданское общество» и «активная жизненная позиция», перестанут быть риторическими.

Ни один депутат или чиновник не станет рисковать своей карьерой и выскакивать на встречку, зная, что завтра фото его автомобиля может появиться в Сети. Но такая мотивация действует лишь там, где депутатами и чиновниками становятся в результате реальной политической борьбы. Там ни один кинорежиссер, даже такой великий, как Никита Михалков, не будет с барским снисхождением растолковывать челяди, почему без мигалки он никак не может снимать фильмы.

Первый вице-премьер Игорь Шувалов объявил о начале борьбы с мигалками. Но, имея большой исторический опыт «борьбы с привилегиями», мы понимаем, что реформами сверху эту войну не выиграть. Конечно, было бы полезно, если бы самые известные и влиятельные люди, считающие себя элитой, начали вести себя приличнее, показывая пример номенклатуре помельче. Но самые действенные санкции — это те, которые спускаются по вертикали, а исходят от самого общества.

Если чиновный хам будет вызывать не зависть, не уважуху, не страх, а презрение, то и мигалки исчезнут без особых усилий, естественным образом. И не только мигалки. При таком моральном давлении у нормальных и деятельных людей может появиться шанс заместить на высоких управленческих постах малокультурных деятелей с барскими замашками и холопским сознанием. Просто потому, что «людям с мигалкой перестанут давать девушки и подавать руку мужчины».