7 вопросов Виктории Роготневой, вернувшейся из Ливии

Интервью
Москва, 03.03.2011
«Русский репортер» №8 (186)
Каждый день специальный транспорт вывозит из Ливии иностранных граждан, которые оказались заложниками чужой войны. Русские, украинцы, бельгийцы, британцы, казахи покидают Триполи десятками и сотнями, во всех новостных сводках Ливия занимает первые позиции, но мы до сих пор четко не представляем себе, что же в действительности там творится. Рассказать об этом мы попросили Викторию Роготневу, фотографа, которая только вчера вернулась из Ливии бортом МЧС

Фото: из личного архива Виктории Роготневой

1. Сколько времени вы находились в Ливии? Где именно были, кроме Триполи?

Всего тринадцать дней. Мы были в Сахаре. Основная власть в Ливии сосредоточена на севере, а места, куда мы ездили для пейзажных съемок, — это пустыня. Там живут одни туареги, и у них, скажем так, своя власть.

2. Курировали официальные власти ваше пребывание в стране?

Да, конечно. Туристы не могут сами перемещаться по стране, с нами был работник спецслужб, который сопровождал группу от начала поездки до конца, пока не посадил нас в самолет. Его присутствие связано еще и с тем, что в Ливии никто не говорит по-ан­­глийс­­­ки, все вывески на арабском, и чтобы туристы не терялись, к ним приставляют такого человека. Заодно он нас контролировал.

3. А сколько дней вы провели в столице?

Я гуляла по Триполи целый день по приезде, еще до начала волнений, в компании еще одной девушки из Санкт-Петербурга и человека из спецслужб. Потом мы улетели в Сахару, провели там восемь дней. А затем вернулись обратно. Где-то за четыре дня до вылета нас уже настигли волнения. Мы были в районе города Гадамес, это километров пятьсот не доезжая до Триполи. Вот там при нас жгли плакаты Каддафи, пылали дома. Наши знакомые туареги сказали, что тут ничего страшного нет, это местные разборки. Проверить мы это не могли: в стране полностью блокирована иностранная сотовая связь, из аэропорта мы не могли ни­куда дозвониться и были вынуждены звонить домой с местных телефонов, которые одалживали у наших сопровождающих. А въехав в Триполи, мы увидели прямо противоположную картину: все носили портреты Каддафи, пели, плясали, пускали фейерверки. Улицы, переулки, площади — все заполнено людьми с портретами Каддафи, во всяком случае так было три дня назад.

4. То есть Триполи действительно контролируется правительственными войсками?

Когда мы улетали, город совершенно точно контролировался правительством, но собственно войск на улице мы не видели, только полицию. В городе полицейские вооружены, в аэропорту они стояли без оружия, несмотря на толпы возбужденных беженцев, штурмовавших аэропорт. Мы там просидели всю ночь на траве и наблюдали масштабную манифестацию в поддержку Каддафи.

5. А демонстранты были вооружены?

Нет, оружия я не видела ни у кого из демонстрантов. Люди ходили с палками. Было ощущение всеобщей эйфории. В поисках дороги к российскому посольству мы три-четыре часа колесили по Триполи и не видели никаких разрушений, взрывов и следов бомбардировок. Мало того, когда наши родственники начали паниковать — мол, самолеты не летают, нужно срочно эвакуироваться, — мы находились в аэропорту, и все рейсы летали по расписанию.

6. Почему же тогда вы эвакуировались самолетом МЧС?

Я должна была лететь обратно «Люфтганзой», но в офисе компании честно сказали: «Ситуация меняется постоянно, и если завтра аэропорт будет оккупирован, то самолет из Германии не прилетит». Поэтому мы решили не рисковать, хотя у нас у всех были билеты.

7. Сотрудники МЧС брали на борт иностранцев или вывозили только граждан РФ?

Когда мы улетали, иностранцев в городе оставалось очень мало: европейские посольства за двое суток оперативно вывезли своих граждан. Тех, кто остался, вывозил в том числе и российский самолет МЧС. Одним бортом с нами улетали украинцы, белорусы, сербы. Вообще, я хотела бы подчеркнуть, что и наше посольство, и эмчеэсники организовали все очень хорошо. А выехать мы долго не могли потому, что ливийцы выпускали самолеты МЧС, запрашивая все время новые бумаги.

Новости партнеров

    «Русский репортер»
    №8 (186) 3 марта 2011
    Бандитизм
    Содержание:
    Цена модерна

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама