Цена модерна

Сцена
Москва, 03.03.2011
«Русский репортер» №8 (186)

События на Северном Кавказе напоминают обстановку 20–30-х годов прошлого века в СССР. Сейчас борьба с бандподпольем, то ли ваххабитским, то ли просто криминальным, тогда — то ли с белогвардейским, то ли с бандитским. Представители власти — где-то между бандитами и уголовным преследованием. Ассоциацию с прошлым вызывает и план трудо­устройства и даже переселения жителей СКФО, в частности Кабардино-Балкарии, в другие регионы России, о котором было недавно объявлено.

«Русский репортер» уже писал о том, что происходящее на Кавказе — это не борьба с терроризмом, а гражданская война. Напрашивающиеся внешние аналогии с послереволюционной Россией обозначают схожесть фундаментальных процессов. Тогда в коренной России и в Сибири, а сейчас на Кавказе происходит разрушение традиционного общества.

Само по себе традиционное общество не является ни однозначно плохим, ни однозначно хорошим, но рано или поздно, к сожалению, оказывается несвоевременным. И тогда оно старается найти себе укрытие. Таким укрытием для него на Кавказе стали одежды ваххабизма, в которые нарядились все, кто по тем или иным причинам не видит эту землю и себя на ней частью европейского модерна.

Почему вдруг рвануло в Кабардино-Балкарии, которая при наличии многочисленных эксцессов, в том числе вооруженного конфликта в Нальчике в 2005 году, все же казалась относительно спокойным местом на фоне своих соседей по региону? Скорее всего, это объясняется теми самыми шагами властей, которые предпринимаются для того, чтобы поднять регион.

Амбициозный хлопонинский план развития горнолыжного туризма превращает рес­публику в постиндустриальную территорию, живущую по рациональным экономическим законам. Ясно, что не более авторитетные в традиционной иерархии, а более эффективные и грамотные люди должны будут управлять современными лыжными курортами. Все это очень далеко от интересов не только сельских традиционалистов, но и региональных властей, распоряжающихся сегодня федеральными бюджетными дотациями и более или менее покорным населением. Напряженности добавляют и противоречия между этническими группами.

Эти объяснения, однако, ставят новые вопросы. Да, кто-то сказал, что все европейские нации вышли из кровавого революционного прошлого. Но неужели за столько лет не придумано каких-то более щадящих способов осуществления модернизационных проектов?

Тут снова полезно обратиться к опыту советской власти, хотя уж она-то крови пролила о-го-го. Но вот что она до поры до времени была способна делать с исключительной эффективностью — это создавать рабочие места. Именно поэтому советский проект не провалился в самом начале.

Возможно, сегодня на Кавказе нужно, значительно опережая развитие постиндустриальной туристской отрасли, очень быстро — «по-советски» — возродить или создать заново обычные индустриальные мощности, которые обеспечат рабочие места и позволят отказаться от странноватых планов трудоустройства и переселения живущих здесь людей.

Рабочие места эти нужны, чтобы люди не чувствовали себя лишними и не связывали с планами развития региона все только самое плохое для себя. Тем более что никаких иностранных туристов мы тут действительно еще долго не увидим — просто потому, что массовому зарубежному отдыхающему не позволят сюда приехать условия страховки. Все-таки нельзя перемещаться сразу из традиции в постмодерн.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №8 (186) 3 марта 2011
    Бандитизм
    Содержание:
    Цена модерна

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама