Люди вне трасс

Александр Кобеляцкий
31 марта 2011, 00:00

Промчаться с горы по свежевыпавшему снегу за пределами трассы мечтают многие, но далеко не все осмеливаются перешагнуть через заграждения и, презрев предупреждающие о лавинах знаки, рвануть вниз. Корреспондент «РР» стал свидетелем того, как лучшие райдеры мира осваивают склоны хребта Аибга

Фото: FREERIDEWORLDTOUR.COM/C. MARGOT; FREERIDEWORLDTOUR.COM/DDAHER
Австриец Фло Орли в 2011 году занял второе место в Мировом фрирайд-туре

Бинокль — лучший друг настоящего фрирайдера. При свете дня с его помощью детально исследуется склон горы, а вечером снимки, сделанные цифровой камерой, снабженной мощным объективом, внимательно изучаются на компьютере.

Однако почти всегда райдерам во время спуска приходится принимать мгновенные решения. Снизу трудно разглядеть мелкие препятствия, определить толщину снежного покрова на отдельных участках горы — а недооценка может привести к фатальным последствиям для летящего на большой скорости спортсмена. К тому же за ночь ситуация на склоне может кардинально измениться: то ветер обнажит участки скалы, то, напротив, выпавший снег замаскирует опасные каменистые гряды.

Так на финальных соревнованиях в Вербье серьезно пострадал дебютант, швейцарец Людо Ловей. Его пришлось эвакуировать со склона с помощью вертолета. Шведа Хенрика Винстеда, претендовавшего на победу в этом сезоне, также постигла неудача: в 30 метрах от вершины он, приземляясь после прыжка, задел концами лыж небольшой камень и долго кубарем катился по склону. Естественно, это падение отразилось на оценках судей, которые выставляют баллы за сложность избранного маршрута и оценивают исполнение прыжков.

Хороший фрирайдер — живой фрирайдер

Фрирайд в России обретает популярность, им занимаются тысячи людей, освоивших лыжи и сноуборд. Из окна кабинки подъемника, перевозящего всех желающих на вершину хребта Аибга, можно заметить многих любителей экстремального спуска, пытающихся пробраться сквозь растущий на склонах реденький лес. Однако спортсменов, участвующих в серьезных соревнованиях, не так много.

Стоявший у истоков российского фрирайда Алексей Водолазкин вспоминает, что в первом, пилотном, чемпионате России участвовали от силы человек 20. Правда, впоследствии в отдельные годы мастерство на первенстве страны оттачивали до 80 смельчаков.

Однако в престижном Мировом фрирайд-туре (FWT) на протяжении последних лет от России стабильно выступал один Геннадий Хрячков. В прошлом году он стал победителем одного из этапов этого соревнования и завершил сезон пятым в мировом рейтинге. Ныне у 39-летнего сноубордиста 10-я позиция. На этапе FWT, проходившем четвертый раз подряд в Красной Поляне, его постигла неудача из-за падения.

— Судьба у меня такая. Я всегда проезжал лучшую линию, но на ровном месте падал. Когда я только начинал участвовать в соревнованиях, у меня было прозвище Big Jump, затем Russian Drop Machine, а сегодня ре­бята сказали, что у меня появилась новая кличка: Tumble Man — падающий человек. — Хрячков улыбается, но его глаза скрыты темными очками, в них отражаются горы. — Но фрирайд — это не только соревнования. Каждый человек, который встал на лыжи или сноуборд, рано или поздно хочет заглянуть за трассу. Однако там его поджидает такое… Недавно я прослушал лучшую в своей жизни лекцию специалиста по лавинам. Но когда я задал ему простой вопрос: «Как должен вести себя человек, попав под лавину?», ответа не получил. Думаю, что ответ может дать только фрирайд, который пока что не входит в число официально признанных в России видов спорта. И я попытаюсь использовать здесь свой опыт.

— Я очень небогатый человек, поскольку работаю спасателем и мой заработок — семь тысяч рублей в месяц, да и то не круглый год, — продолжает Хрячков свой монолог. — Я занимаю деньги у друзей, езжу по соревнованиям, а потом все лето отрабатываю, чтобы вернуть долги. Недавно я решил, что настало время отойти от спорта: есть семья, которую надо поддерживать, старенькая мама, дочка, которую воспитывает моя бывшая жена. Как говорится, хороший фрирайдер — живой фрирайдер. Особенно когда у него есть планы на будущее.

В расчете на Олимпиаду

Серьезных спортсменов, занимающихся фрирайдом, и в мире не так уж много: в рейтинге FWT в 2011 году значилось 157 лыжников и 86 сноубордистов. Основатель Мирового фрирайд-тура Николас Хейл-Вудс любит порассуждать о прогрессе своего турнира, который за 15 лет из одиночного старта сноубордистов в швейцарском Вербье превратился в разветвленную систему соревнований.

Сегодня, помимо шести главных этапов FWT, где за призовой фонд в размере $250 тыс. борются самые известные райдеры мира, каждую зиму проходят около 30 квалификационных стартов, а также состязания юниоров. Рост объемов продаж оборудования для фрирайда показывает увеличение популярности этого вида спорта. Если в 2008 году специальные лыжи для езды вне трасс выбрали 17% покупателей, то в 2009-м их оказалось уже 22%.

Хейл-Вудс уверен, что в обозримом будущем фрирайд сможет побороться за место в программе зимних Олимпиад, поскольку для этого нужно совсем немного — нетронутые склоны рядом с горнолыжными трассами. Правда, потом уточняет, что место проведения все-таки должно соответствовать нескольким критериям:

— Во-первых, райдерам необходимо иметь максимальное количество вариантов проезда, при этом ровные участки должны соседствовать со скалами, которые позволят демонстрировать прыжки и трюки, — говорит он. — Идеальное место для соревнований имеет перепад высот около 400 метров с горизонтальным уклоном в 40–45°. Ну и, конечно, не помешает соседство горнолыжного курорта, имеющего необходимую инфраструктуру, в частности подъемники. «Роза Хутор» соответствует этим параметрам, и мы планируем заключить с его руководством длительный контракт.

По мнению Хейл-Вудса, российский фрирайд заметно прогрессирует, поэтому он не удивится, если годика через три в числе победителей Мирового тура окажется россиянин. Возможно, им станет 19-летний Идрис Узденов, самый молодой участник этапа в Красной Поляне, сумевший получить на этих соревнованиях первые баллы в мировом рейтинге. Или Егор Сорокин и Игорь Ильиных — молодые райдеры, готовые бороться с жизненными обстоятельствами, усложнившейся до предела системой квалификации и горными склонами.