Об эмоции в политике

От редактора
Москва, 14.04.2011
«Русский репортер» №14 (192)

Улыбка Гагарина совершенно выбивается из сегодняшней российской действительности. Настолько, что кажется, будто это и впрямь улыбка из космоса.

А ведь в то время она воспринималась в том числе и как визуальное послание еще более счастливым потомкам. Потомки же, угрюмо глядя в телевизор или на страницу журнала, недоумевают, чему, собственно, было так радоваться. Но потом сами не могут устоять.

Гагарин был космонавтом и политиком одновременно. Он от души сиял — и сияла вся страна, а за ней и весь мир. И хотя в тени этого сияния происходили самые жестокие сражения холодной войны и сам его полет был частью военно-технологического соревнования двух систем, вспышка ядерного взрыва это сияние так и не заслонила. Это было время больших страстей, но эмоция радости пересилила.

Следующим человеком, который умел у нас так улыбаться, был Горбачев, недавний юбиляр, человек, который смог уже окончательно — насколько в нашем мире может быть что-то окончательное — снять с повестки дня угрозу всеуничтожающей ядерной войны.

В России — тогда в СССР — Гагарин стал первым и до сих пор не превзойденным эталоном современного политика. Он легко мог пере­улыбать самого Кеннеди. В большинстве стран, которые он посетил, он собирал не меньшие толпы, чем самый популярный кандидат в президенты, и вызывал еще больший энтузиазм.

Конечно, перед этим он побывал в космосе, но ведь и обещать он ровным счетом никому ничего не мог. Люди шли его встречать совершенно бескорыстно. Они не воспринимали его как какую-то диковину, иначе просто глазели бы, а не выражали восторг, уважение и любовь. Гагарин привлекал тем, что был открытым и мужественным человеком — настолько, что не боялся жить для других и не боялся это показать. И отсюда сама невольно рождалась его знаменитая улыбка.

Вот это и есть главные качества реального политика-демократа — открытость и мужество, вместе составляющие способность давать людям радость. Если вы хотите знать, как будет выглядеть человек, который «наконец выведет Россию из ее нынешнего положения» (формулировка из соцопроса), посмотрите фото- и кинохронику 1961 года.

Способность вызывать энтузиазм и радость нельзя подделать. Речь не о дежурном smile, а о неподдельной эмоции. Она не боится выглядеть даже мальчишеской — та эмоция, которая поведет за собой народ, а не госаппарат. А аппарат побредет следом.

В российской политике всех оттенков сейчас маловато положительных эмоций — интереса, надежды, радости, позитивного удивления. Общий эмоциональный фон бедный. Но уж век с лишним, как политика из придворной интриги стала делом народов. И если политики не вызывают искреннюю и сильную положительную эмоцию народа, они — и их дело — просто не могут оказаться успешными.

Поэтому в наши дни власть не может рассчитывать чего-то достичь при народном унынии и даже просто при равнодушии. Оппозиция не может рассчитывать привлечь на свою сторону сколько-нибудь значительное число людей, пытаясь лишь провоцировать гнев — хоть день, хоть целый год подряд. Нужно нечто с иным знаком.

Тем более, когда народ еще помнит улыбку Гагарина.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№14 (192) 14 апреля 2011
Налоги
Содержание:
Конверты возвращаются

Повышение налогов на зарплату (ставки ЕСН), вступившее в силу три с половиной месяца назад, уже принесло первые плоды. Правительство теперь точно не получит 800 млрд рублей дополнительных доходов. Зато массово возвращаются зарплаты в конвертах, а класс малых и средних предпринимателей снова становится «преступным», полностью зависимым от проверяющих и репрессивных органов. Это политический удар именно по среднему классу — крупный бизнес почти не пострадает, а бедные не станут богаче

Фотография
От редактора
Вехи
Репортаж
Путешествие
Реклама