Реабилитация четверного

Спорт
Москва, 05.05.2011
«Русский репортер» №17 (195)
Последние годы ни одно из крупных соревнований фигуристов не обходилось без громких скандалов, вызванных противоречиями в действующей системе судейских оценок. Первенство мира в Москве прошло без привычного выяснения отношений. Корреспондент «РР» поговорила со спортсменами и тренерами и выяснила, почему прошлогодние изменения в правилах пошли на пользу фигурному катанию

Все хорошо помнят, с каким победным настроем ехал на Олимпиаду в Ванкувер к тому времени уже подзабытый публикой Евгений Плющенко. Главным его козырем были четверные прыжки. Однако Плющенко про­играл американцу Эвану Лайсачеку, хотя тот из-за травмы ноги вообще не мог прыгать четверной и потому сосредоточился на дорожках и вращениях.

И Плющенко, и его тренер Алексей Мишин были, естественно, очень недовольны и везде говорили, что «стоимость» четверного прыжка в баллах неприлично занижена.

«Чем больше оборотов может прыгнуть спорт­с­мен, тем выше его класс, — горячился Мишин. — То, что его так сильно недооценивают судьи, откатывает фигурное катание назад. Чемпион мира, олимпийский чемпион без четверного прыжка — это нонсенс!»

Возмущением спортсменов заразились и болельщики: даже год спустя они по-преж­нему ждут от судей несправедливости. Однако не все знают, что за это время в правила были внесены изменения, усовершенствовавшие систему оценок. Хотя и не исключившие фактор субъективности.

Подлинные короли льда

На самом деле правила в фигурном катании так или иначе корректируются каждый сезон. Это происходит летом на конгрессе Международного союза конькобежцев (ИСУ). Специалисты могут менять базовую «стоимость» элементов, увеличивать или уменьшать поощрения за хорошее исполнение и даже менять всю судейскую систему.

Почти всегда это происходит очень тихо и заметно разве что экспертам: к лету все страсти утихают, спортивные полосы газет предпочитают новости легкой атлетики и плавания, да и шумиху поднимать вроде бы не из-за чего. Последним мощным исключением стала кардинальная смена системы судейства в 2004 году — с традиционных субъективных «6.0» на оценку каждого элемента по четкой шкале. Именно в этой новой системе четверной прыжок подвергся гонениям, которых, на взгляд российских специалистов, совершенно не заслуживает.

Кара за недокрученный прыжок действительно была жестокой.

— При базовой разнице между тройным и четверным прыжками в 5,8 балла недокрученный четверной оценивался как тройной, и еще баллы снимались за качество исполнения, — объяснил глава технического комитета по фигурному катанию ИСУ Александр Лакерник. — Таким образом, спортсмен, решившийся на четверной прыжок, рисковал тем, что он получит оценку сильно хуже того, кто попробует выполнить тройной.

Ныне у каждого прыжка в фигурном катании есть своя базовая «стоимость». Выполняя его, фигурист может либо завалить элемент, либо исполнить его с блеском. От этого и зависит итоговая оценка: ему могут либо вычесть баллы, либо, наоборот, прибавить — за стиль, мощь и красоту.

Кроме того, на первый план вышли элементы, которым при прежней системе оценок придавалось меньше значения, чем прыжкам, — это вращения и дорожки шагов. Их тоже нужно было как-то оценивать, поэтому им присвоили уровни сложности. Спортсмен, чья дорожка по кругу в короткой программе была признана вторым уровнем, а не третьим, теперь существенно теряет в баллах и запросто может проиграть, даже имея в своем арсенале прыжок в четыре оборота. Что, собственно, и произошло с Евгением Плющенко в Ванкувере. Возвращаясь в большой спорт, он слишком надеялся на свою прыжковую технику и не обращал особого внимания на другие элементы, которые в итоге арбитры оценили на «троечку».

— Я вообще считаю, что уделять внимание чему-то одному сейчас уже неправильно, — считает тренер Николай Морозов. — Получается какая-то война между теми, кто хочет выезжать на дорожках, и теми, кто прыгает четверной, но будущее за объединением этих стилей.

Прошлым летом специалисты, видимо, при­шли к похожему выводу, потому что сущест­венно подняли «стоимость» не только самого четверного, но и поощрений за его исполнение.

Надбавки за риск

— На самом деле эти изменения вызревали давно, проект был готов еще до Олимпиады в Ванкувере, так что это не ответ Плющенко, — говорит Александр Лакерник. — Революции не произошло, а изменения будут всегда. Сейчас главное, на мой взгляд, не то, что мы повысили базовую «стоимость» четверного — казалось бы, очевидное решение, — а то, что мы поощрили спортсменов его прыгать. За счет чего? Мы значительно увеличили поощрение за риск при выполнении  сложных элементов. Во-первых, уменьшены штрафы за ошибки: раньше спортсмен мог максимально потерять 4,8 балла, а теперь всего три. Во-вторых, намного мягче стали наказываться недокруты.

Теперь если фигурист при попытке прыгнуть четверной выполнил только половину прыжка, то ему зачтут 70% от него, а недокрут в четверть и вовсе не посчитают таковым и засчитают прыжок полностью.

В результате реформ повысилась и «стоимость» сложных прыжков. Например, если в прошлом сезоне разница в базовой оценке тройного и четверного тулупа составляла 5,8 балла, то нынче она увеличилась до 6,2.

Изменения в правилах тут же дали о себе знать. На чемпионате мира 2010 года в короткой программе у мужчин четверной решились прыгнуть всего двое из первой десятки. В этом году в Москве в десятке первых уже пять человек не побоялись этого прыжка.

— Сейчас нельзя было не прыгать четверной, — говорит новый чемпион мира, канадец Патрик Чан. — В этом году за него дают хорошие надбавки, поэтому я тренировал именно этот прыжок — надо научиться делать его безошибочно.

Ему вторит француз Бриан Жубер:

— Я очень хотел откататься чисто и чисто же сделать четверной. В этом году его роль возросла, его надо делать. Хотя я всегда старался включать его в программу.

Таким образом, пожелания Алексея Мишина сбываются. Сам тренер в этом году впервые выпустил на лед мирового первенства своего подопечного Артура Гачинского — и тот с ходу выиграл бронзовую медаль. Первую, кстати, для россиян с 2004 года, когда Евгений Плющенко побеждал в турнире одиночек. В арсенале молодого спортсмена тоже есть четверной прыжок, который он исполняет не всегда стабильно, но уже довольно уверенно.

— Четверной — это взгляд в будущее, — утверждает Алексей Мишин. — Артур стал третьим в мире. Я очень доволен его оценками, доволен прыжками. Главное — что он справился и сделал прыжок, а судьи верно его оценили (за каскад в короткой программе — четверной тулуп плюс тройной тулуп фигурист получил надбавку в полтора балла. — «РР»). А все эти transitions (связующие элементы. — «РР») и прочее мы еще разучим.

Сам Гачинский — подлинный ученик своего тренера.

— Я не могу сказать, что для меня чемпиона мира без четверного не существует, — говорит он. — Значит, фигурист хорош в чем-то другом. Но я не хочу быть хорош в чем-то без прыжков, потому что для меня это наивысшее мастерство. Мы, конечно, потратили время перед чемпионатом мира на оттачивание других элементов, но основа, на которую мы опираемся, — это прыжки.

Оригинальный поворот

Изменения в фигурном катании коснулись не только прыжков. Куда более суровые испытания ожидали танцоров: в этом году у них отобрали один вид из троеборья — обязательный танец.

— Когда я узнал, что у нас будет двоеборье, сначала даже не поверил, — говорит старший тренер сборной России по танцам на льду Максим Шабалин. — Россияне всегда были сильны в обязательных танцах. Но теперь, когда я вижу, как наши молодые пары вписываются в эту новую систему, то получаю удовольствие.

Действительно, это изменение хоть и потрясло фундамент танцевальной школы, однако сюрпризом, в общем-то, не стало. Чего-то подобного ждали давно.

— Я считаю, решение убрать обязательный танец очень прогрессивное, — сказала «РР» заслуженный тренер России Татьяна Тарасова. — Танцы стали намного зрелищнее. Теперь очень хорошо видно, кто владеет коньком и как. Будем откровенны: троеборье уже всем надоело, оно стало скучным. Так что я с интересом приняла нововведение, но все равно не ожидала, что уже в этом году увижу такую красоту.

Теперь танцоры соревнуются в двух видах — коротком и произвольном танцах. Произвольный остался таким же, каким и был, а ко­роткий является симбиозом оригинального и обязательного танцев. За 2 минуты 50 секунд спортсмены должны исполнить пять предписанных элементов, из которых два относятся к обязательному танцу: сперва они танцуют обязательные шаги, а затем переходят к креативной части, где стараются глубже раскрыть свой образ.

В Москве новые правила были восприняты с пониманием и не породили каких-либо жалоб. Возможно, к зимней Олимпиаде в Сочи что-то еще поменяется, но вряд ли кардинально: спортсменам ведь тоже надо дать время привыкнуть к изменениям.

Фотографии: Андрей Голованов и Сергей Киврин

Призеры московского чемпионата мира

У партнеров

    «Русский репортер»
    №17 (195) 5 мая 2011
    Деревня
    Содержание:
    Новое село

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама