При чем здесь Моника Левински

Актуально
Москва, 12.05.2011
«Русский репортер» №18 (196)
Мировые финансовые рынки быстро успокоились после «проверочного» шока, устроенного агентством Standard and Poor’s, которое изменило прогноз кредитного рейтинга США с позитивного на негативный. Это была еще не паника, наступления которой так боятся во всем мире. Глобальные рейтинговые агентства продолжают помогать американскому правительству, даже когда немного ухудшают прогнозы

В США не прекращаются споры о бюджете, что и стало формальным поводом для пересмотра прогноза Standard and Poor’s. 8 апреля в 12 часов дня в Штатах даже должен был случиться так называемый government shutdown — приостановка работы федерального правительства. Именно тогда закончился срок действия прошлогоднего бюд­жета, а без него федеральные служащие не имеют права работать, не выдаются новые паспорта, закрыты национальные парки, не работают налоговики.

В прошлый раз, когда Белый дом не мог договориться с сенатом о бюджете, некому было даже принести президенту пиццу — делать это пришлось девочке-стажеру. Президента звали Билл Клинтон, а стажера — Моника Левински, так они и познакомились. В этот раз, впрочем, в последний момент Обаме удалось договориться о временном продлении действия старого бюджета, но споры о новом продолжились.

Сейчас правительство США тратит больше, чем получает в виде налогов. Долг США приближается к его ВВП (14,26 трлн долларов против 14,66). Проще говоря, чтобы расплатиться, все американцы должны бесплатно работать целый год. Уже сейчас из 1 доллара федеральных налогов 15 центов идет на обслуживание долга, то есть на выплату процентов. Чтобы долг хотя бы не увеличивался, нужно, чтобы экономика росла быстрее, чем задолженность. Но в 2010 году долг вырос на 10%, а­ экономика — всего на 2,7%.

Понятно, что надо экономить. «Если мы и дальше будем игнорировать бюджетные ограничения, это может привести к экономической катастрофе невиданных масштабов», — предупредил профессор Университета Сиракуз Леонард Берман, выступая перед сенатским подкомитетом по доходам. Но о том, насколько сильно экономить, как раз и не могут договориться президент Обама и респуб­ликанцы в сенате. Тем более что значительные сокращения затрат государства могут привести к тяжелым социальным последствиям и к рецессии уже сейчас, а не в ка­ком-то неизвестном будущем.

При простой экстраполяции нынешнего положения дел на будущее, сделанной американской Счетной палатой, платить по процентам американское правительство технически не сможет где-то в период с 2030 до 2040 года. Инвесторы и кредиторы надеются, что до этого уж точно случится какое-нибудь чудо.

Но после Второй мировой войны, когда мировая экономика столк­нулась с долговыми проблемами похожего масштаба, промышленность США все-таки росла очень быстрыми темпами. Сейчас непонятно, за счет чего возможен новый рывок и почему владельцы 30-летних обязательств правительства США должны продолжать думать, что держат в руках что-то стоящее. По последним отчетам, американская экономика притормозила свое восстановление с 2,4 до 1,8% в год, безработица практически не снижается. Федеральная резервная система продолжает выкупать долги правительства и, соответственно, накачивать экономику необеспеченными долларами. Эта политика дает стабильность и небольшой рост, но она тоже ведь должна иметь пределы. Никто не знает, что может послужить «пределом». Экономист Леонид Вальдман, предсказавший ипотечный кризис, считает, что на этот раз это может быть обвал пенсионных обязательств США и связанных с ними финансовых инструментов.

Ближайшие прогнозы разнятся от панических до оптимистичных, потому что ключевой фактор экономической ситуации лежит за пределами «счетной» рациональности. Этот фактор политический, а именно — доверие к США как к центру мировой экономики, как к центру силы. То есть как бы ни была плоха экономическая ситуация США, она все равно должна всеми считаться хорошей, чтобы не произошло катастрофы. И именно поэтому она пока и будет хорошей.

Небольшая встряска, которую устроило Standard and Poor’s как часть игры в доверие, пока вы­годна разве что самим США: доллар ослабевает — а значит, американскому правительству чуть проще выплачивать свои долги.

Когда случится дефолт США

У партнеров

    Реклама