Срок за затяжку

Актуально
Москва, 12.05.2011
«Русский репортер» №18 (196)
Тюрьма или принудительное лечение — судя по всему, именно перед таким выбором государство скоро поставит наркоманов. Президент поручил чиновникам подумать над введением ответственности за употребление наркотиков. Мера спорная и, кроме того, малоэффективная, если не создать государственную систему реабилитации наркоманов

Фото: GETTY IMAGES/FOTOBANK

У нас правоохранительные органы не только покрывают, но зачас­тую и организуют сети распространения наркотиков, «сажают» на них детей и подростков. Как при этом они будут бороться с употреблением наркотиков? — недоумевает экс-председатель Совета по правам человека при президенте России Элла Панфилова. — В целом я, конечно, поддерживаю предложение Медведева. Но все же мы рискуем получить очередную кормушку. Сейчас наркотики подкидывают и за невозбуждение уголовного дела требуют деньги. А будут точно таким же образом устанавливать «систематическое немедицинское употребление» и снова получать за это «отступные».

Эту опасность осознает и сам президент. Поэтому до последнего времени он довольно прохладно относился к идее признать наркоманов преступниками и лечить их принудительно. По крайней мере, когда 18 апреля на заседании Госсовета такое предложение озвучил директор ФСКН Виктор Иванов, президент прямо заметил: «Людям могут подбрасывать наркотики для возбуждения уголовного дела и таким образом расправляться с ними».

Но уже через две недели президент поручил ФСКН, ФСБ и МВД до 25 июня «представить предложения об установлении ответственности за систематическое немедицинское употребление наркотических средств и психотропных веществ» и предусмот­реть возможность принудительного лечения для «лиц, совершивших преступления небольшой тяжести, связанные с наркотиками».

Первый вопрос, которым задаются противники этих мер: как именно будет доказываться «систематическое немедицинское употребление»? Давать экспертное заключение по факту его наличия или отсутствия должны профессиональные врачи-нарко­логи. А они к идее такого наказания, как и к принудительному лечению, нередко относятся, скажем так, с долей скепсиса.

Например, известный врач-нар­колог, член Общественной палаты и президент фонда «Нет алкоголизму и наркомании» Олег Зыков не раз заявлял, что «наркомания — это болезнь, за нее человека нельзя сажать, а надо его лечить». А также что лечение должно быть добровольным, так как по итогам принудительного лечения «не происходит главного: не появляется новая система ценностей, принципов взаимоотношений с окружающим миром. И «вылеченный» таким образом человек очень скоро вновь садится на иглу.

Обратные примеры приводит один из главных сторонников принудительного лечения глава екатеринбургского фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман: именно силовые методы позволили США в начале прошлого века успешно бороться с героиновыми наркоманами, а в Японии в 50-е годы — с амфетаминовыми. Правда, Ройзман признает: во всех этих странах успеха достигли благодаря созданию масштабной сети лечебных и реабилитационных центров для наркоманов. В российских же больницах койко-мест для наркоманов мизер, а государственной системы реабилитации нет вовсе.

Во многом, кстати, поэтому родственники наркоманов обращаются в такие фонды, как «Город без наркотиков», практикующие жесткие курсы лечения и восстановления. Нередко это приводит к скандалам. Последний — громкий процесс над главой нижнетагильского филиала «Города без наркотиков» Егором Бычковым, осужденным на два с половиной года условно как раз за принудительное лечение наркоманов.

В президентском поручении есть специальный пункт: до начала 2012 года организовать национальную систему реабилитации и ресоциализации наркоманов. Достаточный ли это срок для реализации подобной программы — большой вопрос. Еще больший вопрос — можно ли установить ка­кие-то сроки качественных перемен в наших правоохранительных органах, чтобы они не злоупотреб­ляли новыми коррупционными возможностями, которые может открыть перед ними закон.

У партнеров

    Реклама