7 вопросов Александру Саверскому, председателю общественного совета по защите прав пациентов при росздравнадзоре

Интервью
Москва, 09.06.2011
«Русский репортер» №22 (200)
Госдума приняла к рассмотрению базовый законопроект «Об основах охраны здоровья граждан в России». Этот документ вызвал неоднозначные оценки. О том, как именно может изменить новый закон отношения врача и больного, мы спросили у Александра Саверского.

Фото: Дмитрий Лебедев/Коммерсант

1. Есть два разных суждения: одно — что новый фактически не повлияет на положение пациентов, другое — что ухудшит его. Ваше мнение?

Если очень коротко — в лучшую сторону не изменит точно. Там есть нормы, прямо ухудшающие положение пациентов. Например, в законопроекте много говорится о свободном выборе врача пациентом. По действующему законодательству ваш выбор медика фактически ничем не ограничен, только согласием врача. С принятием закона вы сможете выбирать только раз в год. Но почему если мой врач меня не устраивает, я должен все равно у него год лечиться до следующих «перевыборов»?

2. Свобода выбора врача наталкивается еще на одну проблему: у пациента нет информации, позволяющей сравнить уровень медиков и поликлиник.

Реальной возможности выбора нет и не будет. Например, в 2007 году была отличная идея с родовыми сертификатами: каждая роженица может выбрать роддом самостоятельно. Только одну важную деталь забыли — как она выберет? По отзывам недавно рожавшей соседки? Должны быть рейтинги роддомов, а не «одна знакомая сказала».

3. Одна из главных претензий к новой версии охраны здоровья — то, что этот закон приведет к коммерциализации медицины.

Конечно, приведет… Муниципальная больница не должна оказывать платную помощь. А в новом законе акцент с места — то есть с определения, где оказывается помощь, в какой клинике, частной или государственной, — переносится на вопрос «какая помощь?». То есть процедуры, введенные в стандарт, мы определяем как необходимые, и они действительно бесплатны. А за все остальные придется платить. Но какие необходимы? Пациент что, обязан изучать стандарты и доказывать, что рентген при пневмонии необходим, а значит, должен быть бесплатным? Только не факт, что он доживет до того момента, когда докажет.

4. Если бы вам пришлось ставить диагноз новому законопроекту…

Этот диагноз прост: он не решает огромную массу спорных вопросов, тех, которые призван был решить. И по одной простой причине: потому что разрабатывался вне рамок дискуссии. Главные вопросы — кто такой пациент и что мы понимаем под помощью этому пациенту — не решены даже на уровне определений.

5. Депутат Госдумы Нина Останина упомянула, что одной из самых ущемленных категорий граждан окажутся дети. Почему именно они?

Насколько я понимаю, речь идет о том, что в результате принятия этого законопроекта появляется детское донорство органов. И нам это новшество выдают за достижение и позитив. Я резко против. Только взрослый, сформировавшийся человек может принять такое решение о своем организме. Для меня этот вопрос — табу на этическом уровне.

6. Среди прочих изменений проект предлагает стандартизацию…

И это единственное, с чем я целиком и полностью согласен в этом законопроекте. Медицина у нас становится технологией. Есть четкий набор процедур и правил. Последовательные процессы приводят к понятным результатам. Мы должны пройти через стандартизацию медицины, как многие страны прошли, чтобы потом частично отказаться от нее в пользу нестандартных решений очень квалифицированных медиков.

7. На какие медицинские нарушения чаще всего жалуются при действующем законодательстве?

На первом месте по обращениям к нам незаконное снятие группы инвалидности. На втором — невозможность получить бесплатные лекарства для льготных категорий. И на третьем — врачебные ошибки. Они идут в таком порядке: стоматология, акушерство и гинекология, хирургия.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №22 (200) 9 июня 2011
    Пожары
    Содержание:
    Горит все огнем

    Полыхающие деревни, задымленные города, растерянные спасатели — кажется, в этом году все это мы увидим снова. Новости о лесных пожарах приходят с пугающей частотой: Урал, Якутия, Забайкалье. Нередко пожары начинаются даже раньше, чем сходит снег, и такое чудо природы уже никого не удивляет. Особенно тех, кто в курсе, как, зачем и по чьему хотению лес начинает гореть, а главное — кто и сколько на этом зарабатывает

    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Реклама