Государству не видно леса

Сцена
Москва, 09.06.2011
«Русский репортер» №22 (200)

Лес — молчаливый, но очень даже заметный герой русской литературы. Помните, именно незаконная порубка леса стала последней каплей в ссоре старшего Дубровского с Кириллом Петровичем Троекуровым? Эта тема есть и в «Охотничьих рассказах» Тургенева, а в романе Леонида Леонова «Русский лес» дебаты о лесопользовании вообще являются основой сюжетного конфликта. Наиболее же наглядное изображение масштаба русской земли встречаем у Паустовского: это могучий лесной пояс от Урала до Белоруссии через любимую автором Мещеру, уже при нем сильно прореженный, но не уничтоженный.

Именно лес, а не пахотная земля, стал главной русской метафорой. Почему? Во-первых, как обронил Некрасов, «Я из лесу вышел…» Во-вторых, лес трудно или вообще нельзя полностью присвоить. Помимо того что это его свойство резонирует с сюрреалистическими струнами русского характера, оно важно и в практическом отношении. Состояние леса в России, как ничто другое, выражает обобщенный характер социальных отношений. В этом и метафоричность. В Европе ту же роль играют города. У нас городские удобства или уродства тоже очень красноречивы, но все-таки судьбы леса до сих пор полнее отражают социальную ситуацию.

Из нашего материала видно, что помимо собственно стихии есть еще три причины горения лесов: децентрализация и сокращение штатов лесного хозяйства, извлечение выгод из бюджетных трат на борьбу с пожарами (и их последствиями), незаконные порубки якобы горелого леса. Эти причины соответствуют трем негативным тенденциям, наблюдаемым сегодня в российском обществе: эрозии централизованного государства, фискально-бюджетному характеру общественных отношений, чрезмерной консолидации властей разных уровней и ведомств в единую вертикаль.

Те полномочия федерального правительства, которые ему не выгодны в финансовом плане, оно передает провинциям. Но им эти полномочия выгодны ничуть не более. В результате переданное Лесным кодексом на региональный уровень управление лесным хозяйством ухудшилось. Тут бы вступить в дело частному собственнику, которому этот кодекс также дал немало полномочий. Но на лесные угодья России никакого частного собственника — в этом и отличие их от пахотных земель — никогда не хватало и не хватит. Зато охотников на бюджетные средства пруд пруди. Тут логика такая: вам (федеральному центру) нужны от нас только налоги, и побольше? Берите — а мы свое возьмем на стадии исполнения бюджета, а коли не хватит, найдем способ засунуть руку в федеральный карман поглубже.

Что касается консолидации властей, то она превзошла разумный уровень. Так, в начале нулевых федеральный центр забрал у губернаторов право согласования кандидатов в начальники главных управлений (республиканских министерств) внутренних дел. Такие назначения президент стал делать единолично. По логике, сделав губернаторов назначаемыми, им следовало это право вернуть. И тогда с них можно было бы спросить за состояние дел в сфере охраны порядка. Однако этого не произошло. В региональной власти отсутствует взаимный контроль, что сразу отражается на состоянии дел в тех сферах, которые требуют эффективного государства. Лес — одна из таких сфер, он и отреагировал. Среагирует ли в ответ государство?

У партнеров

    «Русский репортер»
    №22 (200) 9 июня 2011
    Пожары
    Содержание:
    Горит все огнем

    Полыхающие деревни, задымленные города, растерянные спасатели — кажется, в этом году все это мы увидим снова. Новости о лесных пожарах приходят с пугающей частотой: Урал, Якутия, Забайкалье. Нередко пожары начинаются даже раньше, чем сходит снег, и такое чудо природы уже никого не удивляет. Особенно тех, кто в курсе, как, зачем и по чьему хотению лес начинает гореть, а главное — кто и сколько на этом зарабатывает

    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Реклама