Ракетой по фараону

Актуально
Москва, 09.06.2011
«Русский репортер» №22 (200)
Ракетный обстрел президентского дворца в Йемене возвестил, что беспорядки там вылились в граждан-скую войну. Начавшись с мирных демонстраций студентов, они переросли в клановое противостояние президента Салеха и родственников-генералов с кланом аль-Ахмар, возглавляющим племенной союз «Хашид». На фоне борьбы с шиитскими боевиками, сепара­тистами-южанами и «Аль-Каидой» почти неизбежный уход Салеха грозит ввергнуть одну из крупнейших и беднейших арабских стран в войну всех против всех

Фото: REUTERS

Власти и оппозиция в Йемене вошли в режим ракетно-бомбового общения на высшем уровне. В конце мая правительственные войска запустили ракету по дому шейха племенной конфедерации «Хашид» Садыка аль-Ахмара, лидера второй по величине партии «Аль-Ислах», олигарха и сына экс-спи­кера парламента, убив одного и ранив семерых шейхов. Те на прошлой неделе ответили ракетным обстрелом президентской резиденции: семь человек погибли, сам Салех ранен. В стране, годами полыхавшей по окраинам, развернулось многодневное сражение посреди столицы. Как ни странно, это тоже очередной из распустившихся бутонов «арабской весны», каждый из которых так не похож на другие.

В Йемене все началось еще до восстаний в Тунисе и Египте, в самом начале года, когда глава правящей партии «Всеобщий народный конгресс» пообещал отмену ограничений на количество сроков правления действующего президента. Несколько месяцев после этого конфликт развивался в умеренно-политическом русле. Ведь, несмотря на всю брутальность международного образа Йемена, здесь, в отличие от Туниса, Египта и тем более Ливии, как раз была реальная парламентская оппозиция, с которой можно и нужно было договариваться.

Ее лидером уже тогда был Садык аль-Ахмар. Он сразу предупредил Салеха, что его решение остаться у власти после 2013 года недопустимо, ибо превратит его в «фараона». В это время под влиянием тунисских событий началось протестное движение среди йеменской молодежи — с мирных демонстраций с требованиями немедленной отставки Салеха. Мобилизованное через социальные сети студенчество не получило поддержки оппозиционных партий, которые настаивали лишь на его уходе через два года и запуске политической реформы. Но Салех сам сплотил своих оппонентов, начав жестоко разгонять митинги.

Пожалуй, ни у одного мирового лидера современности не было столько вооруженных и организованных врагов внутри страны, как у президента Йемена. На севере ему приходилось с 2006 года воевать против шиитских боевиков группировки «Аль-Хути», на юге с 2007-го — против недобитых в 1994 году сепаратистов «Аль-Хирак», на западе — против развернувшей там сеть своих ячеек «Аль-Каиды». Но всех их он бил поодиночке — слишком они были разрозненны религиозно, идейно и территориально. Зато в союзниках у Салеха были крупнейшие внешние игроки — боящиеся «Аль-Каиды» США и ненавидящая шиитов Саудовская Аравия.

Неудивительно, что прошедшему через горнило гражданских войн и закаленному в борьбе с такими противниками Салеху и в голову не пришло пасовать перед какими-то студентами. В оценке их силы он оказался прав: сегодня они уже оттеснены далеко на обочину борьбы. Но он не учел, что их протесты в столице и крупных городах по всей стране сыграли роль аккумулятора действительно серьезных, то есть влиятельных, организованных и вооруженных, противников президента.

Еще недавно директор Национального института демократии в Йемене Хитер Террейн в духе научно-юмористической американской социологии предлагал такой барометр накала страстей в стране: «Реальный показатель силы протестов в Йемене — это затягиваются ли они до послеобеденного времени, когда йеменцы обычно жуют кат (тонизирующие листья местного кустарника, заменяющие арабам алкоголь и запрещенные в большинстве остальных стран мира как наркотик. — «РР».). Если да, то тогда действительно есть причины для опасений». Теперь в Сане не смолкает артиллерийская канонада, и обедать жителям приходится, когда получится.

Внешние союзники в такой ситуации на помощь не пришли. Когда Салех бил противников по углам, ему втихую помогали и саудовские войска, и, как стало известно благодаря WikiLeaks, американские. Теперь же, когда протесты охватили всю страну, а главные бои развернулись в столице, секретные точечные удары и рейды уже не помогут — нужно полноценное вторжение. Но вряд ли кто-то решится сейчас вмешиваться в дела 23-мил­лионной страны, за годы войн напичканной оружием и давно сложившимися боевыми группировками всех мастей.

Судьба оправляющегося после ранений в саудовской клинике 65-летнего Салеха практически предрешена. Однако самому Йемену и заинтересованным внешним игрокам это не сулит ничего хорошего. Кто, какой ценой и в какие сроки снова сможет взять страну хотя бы под относительный контроль — неясно.

Крупнейшая сила, противостоящая Салеху, — это «Хашид». Но это вовсе не отмобилизованная единая группа, стоящая за шейхом аль-Ахмаром, а конфедерация племен, к тому же лишь вторая по численности в стране, со своими лидерами, очень слабо организованная и плохо управляемая. Многие из них дистанцируются от борьбы, некоторые прямо заявляют о верности Салеху. В конце концов, он и сам тоже выходец из «Хашида».

Пока же Йемен грозит превратиться в подобие нищей и расколотой на множество частей Сомали, лежащей, кстати, по другую сторону жизненно важной для всей глобальной экономики главной мировой нефтяной артерии — Баб-эль-Мандеб­ского пролива.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №22 (200) 9 июня 2011
    Пожары
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Реклама