Обсуждение нового макета и рубрик на сайте rusrep.ru

От редактора
Москва, 16.06.2011
«Русский репортер» №23 (201)

Начиная с этого номера, мы отрабатываем обновленный дизайн-макет журнала. Но в традиции нашей культуры видеть мир многослойным, как торт «Наполеон», всегда искать второе и третье дно. Поэтому возможны воп­росы: что за этим стоит? не случилось ли чего? Или совсем смешной: не стоит ли за этим вообще «редизайн» медиа перед выборами? Попытаюсь объясниться.

В мае «Русскому репортеру» стукнуло четыре года. Наши реальные продажи по всей стране растут, качество нашей работы признают коллеги в стране и в мире. Кроме того, многие наши публикации, репортажи и расследования вызывают реальный общенациональный резонанс. И самое важное: нам нравится наша аудитория. Не только в смысле маркетинговых качеств, но и неформально, как друзья. Наши читатели нас понимают, они такие же, как мы, нам с ними интересно.

Иными словами, журнал состоялся. Но это как раз и может стать проблемой. Опасность в том, что прекратится поиск, эксперимент, игра, мы зафиксируемся в «состоявшихся» форматах. Новый, более современный дизайн — хороший повод выйти из рутины, почувствовать себя снова совсем молодым изданием, которому опять надо что-то доказывать себе и читателям. Дизайном дело не исчерпывается — мы в начале нового этапа придумывания тем, форм, руб­рик. Если у вас тоже возникнут какие-то идеи, мы будем вам за них благодарны и готовы их обсуждать (в том числе на сайте и в социальных сетях).

Как вы заметите, новый дизайн сохраняет преемственность — читать нас будет привычно и удобно. Кое-где прибавится «человечности» и «авторского лица». В главных рубриках, где мы больше всего экспериментируем («Репортаж», «Сцена», «Фигура»), новый дизайн открывает еще больше свободы. Но зато в остальном журнале приемы становятся более прозрачными и узнаваемыми. То есть в каких-то форматах мы хотим быть еще более «безбашенными» и смелыми, а в каких-то — более понятными.

Здесь ясно, как форма «играет» с содержанием. Прикол ради прикола — это глупо. Смысл нашего журнала не в том, чтобы «лепить» какие-то форматы, тезисы или идеологемы, а в том, чтобы исследовать, видеть и слышать. Отсюда и дизайн — понятный, но не формализованный, открывающий пространство для эксперимента, а не «закрывающий тему».

Наш ключевой жанр — исследовательские репортажи. Это инструмент такого разговора в масштабе страны, в котором дельные люди с искренней позицией могли бы слышать и понимать друг друга. Это разговор свободных граждан, а не унылые препирательства «власти» и «народа».

Мы — часть российской свободной прессы. Свободной не просто от давления «сверху», но и от позы вечно обиженного ворчуна. Сейчас, конечно, сложно оставаться на позиции здравого смысла — уровень обсуждения реальных «социальных язв» таков, что легко дойти до лозунгов. Так, например, Алексей Навальный начинал с хорошего дела — добивался прозрачности крупных компаний, а сейчас встал в позу банального «оранжевого» деятеля с популистскими клише типа «партия воров и жуликов». По мне, такая поза ничем не лучше официозной. И там и там фальшь. Ведь даже острая критика и расследования работают лучше, когда, по выражению Леонида Рошаля, «среди нас врагов нет». Если ты всерьез хочешь что-то реально изменить, то обсуждаешь проблему по делу, а не в истеричном жанре «все достало».

Поза — это всегда чтобы произвести впечатление. А позиция — это то, что по правде, как на духу.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №23 (201) 16 июня 2011
    Качество жизни
    Содержание:
    Жить по-европейски

    У них уже есть приличный минимум условий для жизненного старта. Когда же они будут жить — мы будем жить — как в странах Евросоюза?

    Фотография
    Вехи
    Блоги
    Реклама