Паром с вертолетами

Актуально
Москва, 23.06.2011
«Русский репортер» №24 (202)
Россия и Франция подписали наконец контракт на поставку отечественному флоту двух десантных кораблей «Мистраль». Французы получат по этому контракту 1,2 млрд долларов. Можно ли было построить подобные корабли на российских заводах или наше судостроение уже не способно на такие подвиги?

Фото: РИА Новости

— По сути, «Мистраль» — это большой паром с элементами авианесущего корабля. Ничего принципиально сложного в нем нет. Так что построить его мы, конечно, смогли бы и сами. Весь вопрос когда, — говорит эксперт Центра анализа стратегий и технологий Михаил Барабанов.

Сроки поставки нового вооружения — возможно, главный пункт для российского ВМФ в этом контракте. Имея готовый проект и налаженное серийное строительство этих кораблей, французы предложили Министерству обороны России весьма привлекательный вариант: в 2014 году первый вертолетоносец, в 2015-м — второй.

— Если бы мы решили сами строить десантный корабль, то — применительно к российским реалиям — было бы здорово, если бы к этому времени хоть проект нарисовали, — говорит Михаил Барабанов. — Военные непременно стремились бы усложнить его, из-за чего процесс проектирования затянулся бы надолго. А в данном случае мы имеем готовый проект, причем заведомо более простой по сравнению со стандартными требованиями военных.

Но проектирование — только первая стадия. Ситуация в российском военном судостроении сего­дня такова, что давать дополнительные заказы отечественным заводам — все равно что играть в рулетку: нет никаких гарантий того, что товар будет получен в срок.

За последние годы российский флот получил всего несколько кораблей. Причем сдавали их зачас­тую десятилетиями. Так, например, сторожевой корабль «Ярослав Мудрый», с помпой введенный в состав ВМФ в 2009 году, был заложен еще в далеком 1991-м. Через три года в связи нехваткой средств строительство заморо­зили, хотя готовность корабля на тот момент составляла 75%. Работы возобновились в 2002 году — чтобы «добить» оставшиеся 25%, понадобилось целых семь лет.

Схожим образом происходила сдача атомной подводной лодки «Северодвинск». Строить ее начали еще в 1993 году, а на воду спустили в июне 2010-го. В дополнение к этому ВМФ получил корвет «Стерегущий», малый артиллерийский корабль «Астрахань», три подводные лодки, несколько десантных катеров и вспомогательных судов. С темпами строительства военных кораблей в США или Китае это сложно сравнить.

В 2010 году судостроители на пару с военными сорвали выполнение гособоронзаказа: флот недосчитался трех подвод­ных лодок и одного корвета. На этом закончилась военная карьера на тот момент замглавкома ВМФ по вооружению Николая Борисова (именно его подпись, кстати, стоит под протоколом о намерениях по закупке «Мистралей»).

Причины проблемы очевидны: государство давало мало денег военным, а те без большой охоты делились ими с заводами. Еще совсем недавно, в 2006 году, главком ВМФ Владимир Масорин констатировал: объем гособоронзаказа по судостроению в России в сто раз меньше, чем в США. Причем значительная часть этих денег уходит на строительство подлодок проекта 955 (типа «Юрий Долгорукий») и создание под нее ракет «Булава».

Сегодня ситуация меняется: расходы на кораблестроение по новой программе перевооружения выросли в разы. На одном только заводе «Северная верфь» в Санкт-Петербурге до 2020 года планируют построить 17 боевых надводных кораблей на 250 млрд рублей. Правда, выполнение планов никто не гарантирует.

Все это и привело в итоге к тому, что миллиардный контракт получили французы.

— Другой вопрос — зачем вообще понадобились эти корабли России, и уж тем более непременно к 2014–2015 году, — разводит руками Михаил Барабанов.

Но военные — люди суровые, скептическое отношение общества к этой теме их не волнует. Нам уже сообщили, что оба корабля будут нести службу на Тихом океане.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №24 (202) 23 июня 2011
    Власть
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Реклама