Приручить дракона

Спорт
Москва, 23.06.2011
«Русский репортер» №24 (202)
«Эй, почему у нашего дракона хвост отвалился? Кто его собирал?» — подобный вопрос на краснодарской пристани никого в тупик не поставит. Потому что речь идет о специальной спортивной лодке — она так и называется: дракон. Гребля на драконах — вполне самостоятельный и популярный вид спорта, по нему проводятся не  только национальные чемпионаты, но и мировые. А на веслах сидят самые титулованные гребцы планеты

Фото: Арсений Несходимов для «РР»

Китайский дракон по-русски

Как известно, дракон в китайской мифологии — существо сильное и доброе, его ежегодно вспоминают во время праздника на­чала лета Дуань-у: именно тогда проходят так называемые гонки драконов. Много ярких лодок в виде сказочных чудовищ — с головами и хвостами — под бой барабанов соревнуются между собой в скорости и слаженности действий гребцов.

— Здесь все красиво: здоровенные лодки, больше десяти гребцов в каждой — может быть и двадцать, и даже пятьдесят, — рассказывает тренер по гребле Николай Мордвин. — Есть еще рулевой и — обязательно — барабанщик. Этот вид спорта пришел к нам из Китая, и вся его традиционная атрибутика сохранена.

В свое время зрелище драконьих гонок прямо-таки ошеломило иностранцев — многие из них захотели научиться управлять необычным плавсредством. Постепенно соревнования приобрели все атрибуты серьезного вида спорта — теперь они проводятся федерациями по гребле на байдарках и каноэ, а до недавнего времени и вовсе входили в программу Всемирных игр, главного турнира планеты по неолимпийским видам спорта, который так же, как и Олимпиада, проходит раз в четыре года.

— Если учесть, что это все-таки гребля, то у нас все получилось как-то само собой, — говорит о российских драконах победительница Всемирных игр Галина Савенко. — Мы познакомились с этим видом еще в 1989 году на чемпионате мира в Швеции. Он шел как показательный — ну, мы просто сели в лодки кто куда хотел… Так, покуражиться решили. И втянулись.

В основном, конечно, спортсмены меняют свои одиночки и двойки на широкие лодки временно, выступая в нескольких видах гребли сразу. В России по драконам давно проходит несколько чемпионатов — в лодках разных классов, с разным количеством гребцов. Участников всегда хватает — и на десятки, и на двадцатки. На каждой гребной станции своя коллекция лодок, за командами они не закреплены: хотя стоит каждая недорого — пять тысяч рублей, — их транспортировка обошлась бы в круглую сумму. Так что следующего хозяина каждой драконьей морды определяет жеребьевка перед стартом.

— Я вот думаю, что победит «Штурм», — негромко взвешивает шансы мужчин участница женской команды. — У них все сильные, да и вместе давно.

— А я на «Краснодар» ставлю. Родная вода должна помочь, — отвечает мощная девушка с веслом. Она готовится выступить в следующем виде программы — в миксте.

Борьба здесь идет не за грамоты и медали — решается, кто поедет вскоре на чемпионат Европы. А там — кто выступит на мировом первенстве. То есть, по сути, решается судьба мировой элиты, ведь, как ни странно, россиянам приручить драконов удалось лучше всех. Наши спортсмены оставили позади конкурентов из Европы и Азии.

Девочка с колотушкой

От берега отчаливает эффектный зеленый дракон, полный гребцов. Пустует лишь одно, самое заметное место — на носу, где на возвышении стоит стул с высокой спинкой и огромный барабан.

— Команда приехала без барабанщика? — интересуюсь у Галины Савенко.

Та вздыхает и машет рукой — все несколько сложнее:

— Я вам сейчас ни одного барабанщика представить не смогу: единственная девушка уехала в Питер на экзамены. Сейчас в лодках у нас много кто сидит и вроде как барабанит. Но только все это — видимость.

Между тем барабанщик в драконе — фигура ключевая. Он не только украшает команду — он задает ей ритм. Лодка длинная, задние гребцы не видят, что делают передние, а грести надо всем одновременно. Поэтому барабанщик отмечает начало каждого гребка, то есть фактически определяет ритм и темп движения лодки.

— У наших основных соперников, немцев и венгров, материальное положение, ви­димо, получше: они имеют возможность тренироваться с барабаном, — сетует Галина. — У них барабаны обтянуты кожей, как и должно быть. А наши… Ну, вон один валяется — как по нему стучать? У него даже верха нет. Сейчас они, конечно, что-нибудь там натянут…

При этом дракон без барабанщика не получает допуска к соревнованиям. Во время заплыва он обязан сидеть на своем месте и барабанить, да так, чтобы слышно было, иначе команду дисквалифицируют. Поэтому на возвышение сажают самых легких членов команды, пол здесь не играет роли. Это может быть и девочка-юниорка и худой юноша. Им дают в руки пластиковую бутылку — и вперед, к чемпионату Европы!

— Ни за что больше не сяду за барабашку, — жалуется после мужского заплыва худенькая девушка лет пятнадцати. — Там так страшно мотает, они ведь гребут очень сильно… К тому же места совсем нет, я все коленки отбила. Вот смотри, как ее там колбасит, — показывает она на воду.

И действительно, совсем воздушная девочка лет двенадцати едва не вылетает за борт после очередного толчка лодки.

Ждать от ребенка-барабанщика чего-нибудь, кроме допуска к соревнованиям, было бы, конечно, неразумно. Поэтому россияне, самые сильные команды, выступающие вместе уже лет восемь, давно уже научились обходиться без него — просто просчитывают ритм и равняются на передних гребцов, загребных. И все равно выигрывают все крупные турниры.

Драконье будущее

— У нас неплохая гребная школа, — отмечает Николай Мордвин. — Здесь все люди — профессионалы, призеры чемпионатов Европы, мира в гребле на байдарках и каноэ, участники Олимпийских игр. Для них это еще одна возможность потренироваться и завоевать медаль, и все стараются. Потому что тут главное — работа всей команды. Нет основного гребца, на плечи которого ложится главная ответственность.

Несколько лет подряд россияне поднимались на высшую ступень пьедестала на всех крупных соревнованиях, включая Всемирные игры. В 2009 году на Тайване сборная России выиграла все дисциплины в «драконе», после чего Международная ассоциация Всемирных игр (IWGA) решила исключить этот вид гребли из соревновательной программы и заменить его марафоном.

Впрочем, спортсменов это не очень огорчило.

— Драконы и без Всемирных игр себя не­плохо чувствуют, пока я разницы в финансировании не заметила, — пожимает пле­чами Савенко. — Вид спорта зрелищный, не очень дорогой, а значит, и спортсмены, и болельщики всегда будут. Я вам больше скажу: пока места в лодках занимают про­фессионалы-каноисты и байдарочники, но профессия «драконист» уже не за горами — в Ростове-на-Дону открылась спортивная школа исключительно по гребле на драконах. Спрос есть.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №24 (202) 23 июня 2011
    Власть
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Реклама