Как я просил денег

Тренды
Москва, 30.06.2011
«Русский репортер» №25 (203)
Когда государство хочет быть честным, оно ворует у самого себя

Мама мне еще в детстве говорила: нельзя смешивать водку с вином и вступать в денежные отношения с государством. Я ее не послушался. А зря.

Еще с конца 90-х годов я участвую в летних школах. Биологи, физики, журналисты, врачи и прочие умные люди выезжают на месяц в ка­­кую-нибудь деревню и учат друг друга, а также студентов и школьников всевозможным наукам и практикам. Живут в палатках, еду готовят на костре. Получается хорошо. Платят за это сами участники. Взнос делают все, от семи­классника до директора.

Знакомые все спрашивали: а почему, собст­венно, государство не финансирует ваш проект? Ведь президент с премьером не раз говорили: нужно, мол, поддерживать талантливую молодежь, нужно поддерживать летние школы. Почему бы пацанам не ответить за базар?

В этом году вопрос о деньгах стал ребром. Летняя школа «Русского репортера» растет, заявки прислали уже 320 человек. В здании бывшей школы деревни Ручки мы не умещаемся, а значит, нужны полевые аудитории, тенты, печки, генераторы и прочая инфраструктура.

И тут почти случайно я оказался в кабинете одного начальника из Минобрнауки. Начальник задал мне все тот же вопрос: а почему вас государство не финансирует? Я, как человек интеллигентный, краснею и начинаю мямлить, что мы вроде такие независимые и гордые…

— Наша главная задача — чтобы деньги достались тем людям, которые действительно работают! — сказал чиновник государственным голосом и добавил помягче: — Вот вам, например.

Свое желание дать нам денег государство выразило в лоте № 22 мероприятия 2.1 Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России». Эта штука называлась «Летняя школа-семинар “Журналистика и наука”». Правда, в министерских документах вместо слова «летняя» стояло «летная», но нас заверили, что это опечатка и осваивать навыки управления бомбардировщиками нам необязательно.

Дальше мы начали писать и собирать бумаги. Их было много. Очень много. Сотрудница редакции Женя несколько недель сражалась с формулировками типа: «Реализация системы мер, направленных на информационное сопровождение подготовки и проведения мероприятия, размещение информации в СМИ федерального, регионального и институционального уровней». Но она выжила.

Мы даже сумели распределить бюджет. Это было небанально. Нас заверили, что финансировать покупку палаток, дров и гречки с тушенкой они не собираются. Про то, что нам нужны деньги для оплаты ассенизационной машины, мы даже не заикались. Законодательство не подразумевает, что участники школы-семи­нара имеют привычку испражняться. Знакомые ученые объяснили, как поступают нормальные люди, имеющие дело с министерством. Они получают деньги якобы себе на зарплату, а потом скидываются и закупают научное оборудовани и прочие полезные вещи.

Дрожа и потея, я отнес запечатанный конверт в здание на Тверской улице. Критерии выбора у министерства оказались весьма своеобразные. 35% оценки предложения определяется ценой — это понятно. На «качество работ и квалификацию» приходится лишь 20%  — это уже понять сложнее. Но главным критерием оказались «сроки выполнения работ» — 45%. Чем короче, тем лучше. То есть, если вы хотите устроить летнюю школу на месяц (как мы), вы менее симпатичны государству, чем организаторы двухдневного семинара.

Федеральное законодательство не подразумевает, что участники школы-семи­нара имеют дурную привычку есть, мыться и испражняться

Впрочем, до конкурса мы так и не добрались. Нас сняли с дистанции. За то, что, согласно заключению комиссии, «копия выписки из Единого государственного реестра юридических лиц нотариально не удостоверена». Я, наив­ный человек, думал, что можно просто позвонить и сказать: у вас не хватает того-то и того-то, принесите завтра. Но мне объяснили, что это открывает путь к коррупции и подрывает устои нашего многонационального государства. Единственное, что утешает, — по тем же самым причинам с конкурса сняли Объединенный институт ядерных исследований в Дубне, знаменитый на весь мир синтезом новых элементов и прочими открытиями.

А в борьбе за деньги на летнюю школу «Журналистика и наука» победил журфак Университета дружбы народов. Я ревниво подсчитал. У них запланировано 18 мероприятий — лекций, мастер-классов, семинаров. У нас же их предполагается 600–800. То есть государство за ту же цену купило в 40 раз меньше товара. А ведь оно хотело как лучше.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №25 (203) 30 июня 2011
    Авиация
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Среда обитания
    Путешествие
    Среда обитания
    Реклама