Она же не лошадь

Актуально
Москва, 30.06.2011
«Русский репортер» №25 (203)
Очередной ступенькой в карьере нынешнего питерского губернатора должна стать должность председателя Совета Федерации. Несколько неожиданно для нее самой, Матвиенко на этот пост порекомендовали ее коллеги, а Дмитрий Медведев идею поддержал. И похоже, Санкт-Петербург и губернатор расстаются друг с другом без сожаления

Фото: ИТАР-ТАСС

— Кто вы такой? У нас тут нет  никакой гостиницы! — кричал на меня домофон. Но я-то знал, что гостиница в доме есть, — друзья рекомендовали маленький арт-отель неподалеку от Московского вокзала как лучшее место, где можно остановиться в Питере. Только мои клятвенные уверения в том, что я не из проверяющих органов, заставили хозяйку открыть дверь и извиниться за негостеприимный тон:

— Наш губернатор дала указание зачистить все маленькие гостиницы. Сидим тут как в блокаду, двери забаррикадировали, думаем: а вдруг ОМОН ворвется! В других отелях такое бывало.

Хозяйка гостиницы Татьяна пала жертвой чрезмерной административной энергии Валентины Матвиенко. Несколько месяцев назад глава города заявила, что петербургские мини-отели — по сути, те же публичные дома, и чиновники рьяно взялись их закрывать. Теперь гильдия собст­венников мини-отелей собирается обратиться с жалобой на местные власти в прокуратуру.

Это лишь одно из недоразу­мений, все чаще возникающих последнее время между городом и губернатором. Казалось, апофеоз недовольства Матвиенко пришелся на эту зиму, когда раздражение горожан увеличивалось со скоростью прямо пропорциональной росту сугробов. Но снег сошел, а недовольство осталось. И наверняка лишь усилилось бы к следующей зиме, когда нас ждут парламентские, а там весной, и президентские выборы. Тут уж мало кто сомневался, что дни Матвиенко как градоначальницы были бы сочтены.

Реинкарнация Подгорного

На сей раз, в отличие от ситуации со снятием Лужкова, Кремлю удастся избежать скандала. Президент сделал Валентине Матвиенко лестное предложение — возглавить Совет Федерации. Смена питерского главы через вызов в Москву становится традицией: когда в 2003 году место в Смольном освобождали для самой Матвиенко, губернатора Яков­лева сняли, отправив в столицу на должность вице-премьера.

Как ни странно, подобное повышение — вместе с тем и почетная отставка, вернее, подготовка к ней. Нынешний Совет Федерации, несмотря на всю значимость этого органа по Конституции, это одновременно памятник и пародия на российский федерализм. «Реинкарнация Подгорного с женским лицом» — так охарактеризовал смысл грядущего назначения политолог Владимир Гельман. Николай Подгорный, 12 лет возглавлявший президиум Верховного Совета СССР, — вошел в историю как символ беспомощности законодательной системы в условиях всевластия партийной вертикали.

Если скептики правы, то самое время подвести итоги карьеры Матвиенко. Как выпускница химико-фармацев­ти­ческого института в результате замысловатых скачков из одного госучреждения в другое достигла поста третьего человека в государстве?

Без куска сала

В 1998 году в восторженной статье в «Вечерней Москве», посвященной назначению Матвиенко вице-премьером, акцент был сделан на ее характере: «Природная сообразительность и цепкая память позволили девушке легко учиться. Веселый и общительный нрав сделали ее душой студенческого коллектива. Совокупность перечисленных качеств впоследствии станет основой ее стремительного служебного роста».

В 2003 году в длинном цикле статей в «Комсомольской правде», оплаченных из предвыборного фонда кандидата в губернаторы В. И. Матвиенко, она объясняла свой успех любовью к справедливости, ради которой готова «пойти на любую амбразуру добиваться правды». Так, мол, повелось с самого начала — когда ее не приняли с первого раза в медицинское училище. Неудача, по ее словам, была вызвана тем, что «многие девочки, приехавшие поступать из области, привезли с собой “подарки” для преподавателей — кто сумку мяса, кто кусок сала. А в нашей семье на такие подношения не было средств, да и никакого блата не было, никаких “нужных” знакомств».

Знакомства появились позже, во времена работы в ВЛКСМ, где Матвиенко познакомилась с первым секретарем ЦК ВЛКСМ Борисом Пастуховым, и в Верховном Совете СССР, куда была избрана в 1989 году и где задружилась с  Евгением Примаковым. Благодаря поддержке Пастухова она в 1991 году перебралась в МИД и проработала там до 1998 года. А Примаков, став премьер-мини­стром, назначил ее своим замом по социальным вопросам.

Несмотря на правительственную чехарду конца 90-х, Валентина Матвиенко пережила на своем посту не одного премьера и досидела до 2003 года. Ее пребывание в правительстве уже в путинский период называли своего рода платой группе Примакова за вхождение его блока «Отечество — Вся Россия» в «Единую Россию». Наконец в 2003 году Матвиенко отправили полпредом в Северо-Западный округ на борьбу с давним неприятелем Путина питерским губернатором Яковлевым — через полгода она заняла его кресло.

На память о себе

Сложно отделить достижения Матвиенко в Питере от того, что произошло бы в городе и без ее усилий благодаря лоббизму питерской элиты в Москве. Самым шумным ее проектом было перенесение части столичных функций из Москвы в Питер — это должно было обеспечить городу дополнительные субсидии из центра, которые помогли бы залатать хронически дефицитный местный бюджет. Дело ограничилось переездом Конституционного суда, который многими был воспринят, скорее, как ссылка.

Другие проекты Матвиенко — по расселению питерских коммуналок, ремонту изношенного жилфонда и протекающих крыш — тоже были воплощены, мягко говоря, не полностью.

Залатать бюджетные дыры помог переезд в Петербург такого крупного налогоплательщика, как Газпром. Но и это в конце концов вышло губернатору боком.

Отношение большой части горожан к Матвиенко лаконично выразила антифашистская полуанархическая группа «Движение Петра Алексеева». В феврале этого года ее активисты повесили на Невском растяжку: «Валя, отвали!» Провисела она всего несколько часов, но заметили ее многие.

Когда спрашиваешь местных, за что они так невзлюбили губернатора, они с готовностью перечисляют основные претензии. Это и попытки возвести небоскреб Газпрома, и тусовка «Русского пионера» на крейсере «Аврора», и указ о запрете бесплатного проезда в метро для детей без питерской прописки. Но главным раздражителем, окончательно выведшим петербуржцев из себя, послужили две подряд снежные зимы, когда городские власти, казалось, вообще самоустранились от уборки улиц и чистки крыш.

Впрочем, все эти вполне обоснованные претензии не касаются сути дела. А суть в том, что, несмотря на статус второй столицы и то, что добрая половина членов федерального правительства родом из Петербурга или здесь училась, на уровне жизни горожан это почти никак не сказывается: в конце 2010 года средний уровень дохода работающего петербуржца составлял не более 60% дохода москвича. Именно это экономическое неравенство возмущает большинство населения города, который во всем остальном ощущает себя лучшей из двух столиц. Вдобавок на фоне сравнительно невысокого уровня жизни большей части горожан глухое раздражение вызывала успешная бизнес-карьера сына Матвиенко Сергея. В 2005 году официальным поставщиком лекарств для питерских льготников стала близкая к нему «Империя Фарма». В 2006-м сын губернатора возглавил «ВТБ-девелоп­мент», дочернюю компанию ВТБ. А в 2010-м журнал «Финанс» оценил его состояние в 4,9 млрд рублей.

В итоге ропот, становившийся все более явственным, дошел и до Кремля. А пустующее кресло руководителя Совета Федерации подсказало красивое и неконф­ликтное решение губернаторской проблемы.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №25 (203) 30 июня 2011
    Авиация
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Среда обитания
    Путешествие
    Среда обитания
    Реклама