7 вопросов Томмасо Каларко, ученому, о квантах бюрократии

Интервью
Москва, 21.07.2011
«Русский репортер» №28 (206)
В Москве прошла международная конференция созданного в этом году Российского квантового центра. Это один из первых наших проектов, который должен войти в состав «Сколкова». Сейчас обязанности его исполнительного директора выполняет Томмасо Каларко, профессор Университета Ульма и координатор Европейского центра по квантовой информации и коммуникации. Перед российским центром стоит задача в ближайшие пять лет стать основным мировым игроком в области квантовых технологий

Фото: Александр Лоцманов/МФТИ 14 марта 2011 г.

1. Сейчас прилагательное "квантовый" становится таким же модным, как приставка "нано". А что принципиально нового могут дать нам квантовые технологии?

Последние пятьдесят лет компьютеры становились все более производительными. Размеры процессоров уменьшаются вдвое каждые два-три года. Эти размеры все ближе к атомным. Сделать транзистор меньше атома? Возможный выход из этого тупика - создание квантовых транзисторов, квантовых компьютеров. Они будут построены по совсем другим законам.

2. В чем же их принципиальное отличие?

Если в классической механике есть два состояния электрона: или 0, или 1, то в квантовой физике он может быть одновременно в состоянии и 0, и 1. Современный компьютер выполняет вычисления последовательно, а квантовый обрабатывает данные параллельно. Представьте, что вам нужно разложить на простые множители большое число - допус­тим, в 1024 бита. Современному компьютеру потребуется для этого три тысячи лет, а квантовому - считанные минуты.

3. И где это можно будет применять?

Это приведет к прорыву в криптографии. Сейчас большая часть информации шифруется с помощью так называемого криптографического алгоритма с открытым ключом. Например, в разговорах по Skype или по мобильному. Чтобы взломать этот шифр, требуется разложить очень большие числа на множители - обычным компьютерам с этим никогда не справиться, тогда как квантовый разломает их без труда.

4. Но оправданны ли такие затраты на создание квантового компьютера, чтобы потом с его помощью просто прослушивать мобильные разговоры?

Не все области применения квантового компьютера ясны уже сейчас. Но очевидно, что он позволит создать и новую систему защиты информации, когда взломать код, не нарушив законов физики, будет невозможно. Другой пример: квантовые датчики смогут изучать живую клетку, отдельные нейроны. А квантовые часы позволят создавать абсолютно точные навигационные системы: расчет координат в пространстве и времени будет настолько верным, что мы сможем автоматически управлять машинами, и это будет безопасно.

5. Когда вы рассчитываете получить первые результаты работы Российского квантового центра?

Теоретики смогут начать сразу же, как мы оборудуем площадки для работы, и в скором времени получить результаты. Экспериментальная часть - совсем другая вещь. Эксперимент обычно занимает не менее года. Господин Сурков торопит нас начинать, но мы этого сделать не можем, пока не преодолеем все бюрократические процедуры.

6. Когда же у центра появятся свои лаборатории?

МГУ предоставляет под центр одно из своих помещений. Но нам нужно его отремонтировать и оборудовать. На "Сколково" мы рассчитывать не можем: там выделяются деньги только на исследования. Пришлось искать альтернативные источники.

Мы надеемся получить деньги от Министерства образования и науки. Но все делается не так быстро, как нам хотелось бы. Мы даже наняли специалистов, чтобы они помогали нам общаться с министерством и преодолевать все формальности.

7. В чем отличие российского устройства науки от немецкого?

В Германии все делается быстрее. Ученые могут получить сразу все, что им необходимо: обо­рудование, средства для проведения экспериментов, компьютеры. И без особых бюрократических процедур.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №28 (206) 21 июля 2011
    Заговор
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Реклама