Прощальный взмах погонами

Сцена
Москва, 21.07.2011
«Русский репортер» №28 (206)

После смерти генерала Рохлина неофициальная версия его убийства как заговорщика появилась сразу. Как показало расследование «РР», она была абсолютно оправданной. Хотя как именно погиб Лев Рохлин, мы вряд ли узнаем. Он остается достаточно популярной фигурой, чтобы кто-то опубликовал мемуары с признанием.

Прервала ли его гибель успешный сценарий военного переворота? Возможно. Кризисный 1998 год нес скорую смену политического курса. Вариантов было два: ужесточение федеральной политики, с военными или спецслужбами во главе, и разрыхление Федерации.

Эта историческая развилка проясняет природу нынешнего политического режима, поэтому особенно интересна. Побеждает всегда наиболее организованная сила. Политический распад России не стал бы исключением. Он означал бы, что в регионах есть силы, организованные лучше тех, которые может предъявить федеральный центр.

Но организация-победитель появляется только в борьбе, что уже само по себе объясняет, почему федеральный центр не упустил тогда власть в регионах. Генерал Рохлин тоже внес в это свою лепту, хотя и не так, как собирался.

Именно за центр шла жестокая борьба между могущественными соперниками. Бывшая союзная партноменклатура во главе с Ельциным (в альянсе с крупным бизнесом), а также армия, ФСБ и бывшая региональная партноменклатура были ее участниками. Сам факт, что боролись именно за центр, уже подсказывает, что распад России был тогда менее вероятен. Уж коли Лужков, Шаймиев и Яковлев ударились в сепаратизм, им следовало переносить фокус борьбы в регионы, создавая там местные ради­кально-антифедеральные партии. Взамен они лукавили с движением «Вся Россия».

Тенденцию генерал Рохлин угадал совершенно правильно. Ему не повезло с опорным институтом — армией. Несмотря на ее выдающуюся историческую роль, с конца XVIII века все российские правительства успешно препятствовали превращению военных в корпорацию по латиноамериканскому типу. Поэтому, наведя ужас танками на улицах Москвы в 1991 и 1993 годах, военные тихо водворялись в казармах. Можно еще вспомнить маршала Жукова, поддержавшего Хрущева в схватке со старожилами сталинского Политбюро и кончившего опалой. Можно вспомнить Тухачевского. И декабристов.

Таким образом, технически путч Рохлина победить мог бы, социологически же и в итоге политически — никогда. Армия могла бы, наверное, добиться отставки Ельцина, но править она бы не смогла, а Рохлин бы на выборах не победил. Побеждает на выборах тот, кто может это сделать без военного переворота. В этом суть советско-демократического режима современной России. Претенденты на власть выдвигаются здесь теми силами, которые сформировались еще в СССР, то есть различными отрядами номенклатуры. А дальше происходит обращение за народной поддержкой.

Позволившая себя в очередной раз унизить в 1990-е годы армия в победители не годилась. Эту роль история отвела спецслужбам. Им как раз и удалось создать корпорацию, которой опасалась сама верхушка КПСС. Им также удалось с наименьшими потерями, по сравнению с другими советскими институтами, пережить август 1991 года. Готовиться к демократии и капитализму они начали заранее: именно спецслужбам приписывают поиск и выдвижение будущих «олигархов».

Слабый конспиратор, генерал Рохлин был убит 3 июля 1998  года. 11 сентября премьер-министром стал бывший глава Службы внешней разведки (бывшее ПГУ КГБ СССР) Евгений Примаков. И хотя позднее он фигурировал в одном политическом блоке с мэром Москвы и главой Татарстана, его премьерство как явного «человека центра» лучше иллюстрирует реальный расклад сил. В 1998 году фирма жены Юрия Лужкова выиграла московский конкурс на поставку кресел для трибун стадиона «Лужники». В октябре того же года был образован Центр специального назначения Федеральной службы безопасности РФ (ЦСН ФСБ РФ), который объединил группы «Альфа» и «Вымпел», а вскоре был дополнен службой специальных операций (ныне — управление). Как видим, каждый готовился к выборам 1999–2000 годов и укреплял ряды по-своему.

Вернемся еще к одному сюжету — конкуренции, острота которой выдает место и характер центра политической власти. Преддверие нынешних выборов не сулит, к счастью, военных переворотов. Борьба идет за контроль не над армией, а над оборонными и прочими важными предприятиями. Когда-то победили, оказавшись лучшими из российских силовиков, чекисты. Теперь вопрос в том, кто окажется лучшими из российских экономистов.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №28 (206) 21 июля 2011
    Заговор
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Реклама