7 вопросов Валерию Федорову, социологу о смелом прогнозировании

Интервью
Москва, 28.07.2011
«Русский репортер» №29 (207)
ВЦИОМ опубликовал прогноз на декабрьские выборы в Госдуму. В отличие от обычного соцопроса, помимо рядовых избирателей были опрошены также эксперты-политологи, которые предсказывали распределение мест в нижней палате в соответствии со своими представлениями о происходящем в стране. Судя по этому прогнозу, «Единая Россия» рискует потерять конституционное большинство

Фото: РИА Новости

1. Какой смысл опрашивать еще и не экспертов?

Сейчас, летом, некоторые важные события народ просто не замечает. Например, отставка Сергея Миронова для любого политолога верный знак, что «Справедливой России» в новой Госдуме не будет. При этом рейтинг ее остался почти прежним, то есть до людей изменение политической реальности еще не дошло. Вот этот консерватизм и надо компенсировать авангардизмом экспертов, которые гипертрофируют все, что увидят. Такова наша методика. Мы берем консерваторов и инноваторов, сливаем их вместе и делим пополам. Шутка.

2. А почему экспертов оказалось именно тринадцать?

Мы долго думали, какую цифру взять: 7 или 13. Все-таки решили — 13. Шутка. Ну а если серьезно, кого могли, того и опросили. Мы каждый раз стараемся опросить по максимуму, хотя, в принципе, узок круг этих людей. Стараемся брать тех, кому доверяем вне зависимости от их политической ориентации — чтобы человек не торговал воздухом, а действительно разбирался в происходящем.

3. Насколько сделанные вами в 2007 году прогнозы совпали с итоговым результатом?

Мы в 2007 году много прогнозов делали. Сначала за полгода, потом за три месяца, потом каждый месяц. Конечно же, цифры меняются. Если на входе в выборную кампанию и на ее выходе социология показывает одинаковые цифры, это значит, что куча денег и сил потрачены бездарно. Но у нас такого обычно не бывает. То есть нынешний прогноз — это прежде всего некий ориентир для партий: куда идти дальше.

4. С чем вы связываете стремительный рост популярности «Правого дела»?

Он вырос сейчас, в основном как раз за счет экспертов. Если бы мы оперировали только массовым опросом, там рейтинг был бы где-то 2,3–2,5%. Но эксперты очень позитивно оценивают изменения на правом фланге.

5. А вы как оцениваете электоральные перспективы «Правого дела»?

Проблема «Правого дела» в том, что, кроме личности Прохорова, пока им показать, в общем, нечего. Но только на одном чело­веке далеко не уедешь. Конечно, шансов у «Правого дела» в этой кампании больше, чем в прошлой, но все покажет сентябрь, когда из каждого утюга будет звучать политическая агитация.

6. В феврале один из членов «Единой России» объяснил падение рейтинга партии усталостью россиян от зимы. Действительно ли наши политические предпочтения зависят от сезона?

Конечно зависят! Поэтому, например, весенние выборы для партии власти хуже, чем осенние. Зима, депрессия… Вы знаете, что в феврале больше всего самоубийств происходит? Это такая психическая закономерность. Плюс тяжелый выход из зимы, проблемы ЖКХ, повышение тарифов. Для партии власти лучше всего проводить выборы в августе. Была бы минимальная явка: все в отпусках.

7. То есть процент явки избирателей — принципиальный вопрос?

Смотрите, как работает механизм. Начинается политическая агитация, народ понимает, что хочешь не хочешь придется идти голосовать. Сейчас мы считаем, по сути, ядра электората, а тогда эти партийные ядра обрастают периферией. У кого периферия будет толще — это и есть предмет борьбы на выборах. И совершенно необязательно, что она больше нарастет у оппозиции. Например, в ходе кампаний 2003 и 2007 годов существенно больше завоевала «Единая Россия».

У партнеров

    «Русский репортер»
    №29 (207) 28 июля 2011
    Русский космос
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Реклама