Федор Овчинников из Сыктывкара

Среда обитания
Москва, 15.09.2011
«Русский репортер» №36 (214)

Одно из ярких детских воспоминаний о Сыктывкаре связано с лыжами. Я на стадионе. Пенсионерки в спортивных штанах опираются на лыжные палки и говорят на странном колдовском языке коми. На стене деревянного здания огромный советский плакат — летящий на лыжах человек и подпись: «Сыктывкарец — значит лыжник». Я так и не полюбил лыжи.

Мы оказались в Сыктывкаре случайно. После университета родителям предложили по распределению два города: Сыктывкар или Кызыл. Оба имели две буквы «ы» в названии и пугали своей неизвестностью. Родители выбрали Сыктывкар — и не ошиблись. В небольшом 200-ты­сячном Сыктывкаре было свое отделение Академии наук, Государственный театр оперы и балета, театр драмы, театр фольклора, университет, огромная художественная галерея. Процент интеллигенции в Сыктывкаре невероятно высок для провинциального города.

Сыктывкар — интернациональный город, но, в отличие от Воркуты, это город с исто­рией. История обнажается здесь черными деревянными коми избами, которые до сих пор можно встретить даже в центре города, коми речью, которую часто услышишь в автобусе. Сыктывкар находится в сердце древнего расселения коми. Это остро чувствуешь, когда оказываешься за городом, где по берегам рек на высоких холмах в тайге раскиданы древние коми села с огромными каменными церквями. Коми — один из самых неагрессивных народов на свете: лесные земледельцы и охотники.

Несмотря на то что Сыктывкар был основан в XVI веке, а городом стал по указу Екатерины Великой в 1780 году, это современный «советский» город. Каменные здания до середины XX века можно было пересчитать по пальцам — основная застройка началась в 70-е, когда на севере республики стали активно добывать нефть и газ, а в самом Сыктывкаре построили крупнейший бумажный комбинат — «гигант на Вычегде». Сегодня этот завод снабжает страну туалетной бумагой, а офисы — пачками «Снегурочки».

Сыктывкар всегда был местом ссылки. После Отечественной войны 1812 года в Усть-Сысольск (так тогда назывался наш город) отправили партию пленных французов. Их поселили на окраине — так у нас появился район Париж. Весь XIX век в Сыктывкар отправляли пожить и успокоиться вольнодумцев и революционеров. Это было такое «домашнее» место ссылки: с одной стороны, городок находился в тайге, с другой — это вам не Сибирь, это рядом, под боком, на европейском севере России. В ХХ веке Сыктывкар хоть и находился относительно недалеко от Ухтпечлага и Воркутлага, но всегда был просто административным центром, где была сосредоточена национальная партийная и культурная элита. Сюда если и ссылали, то только ученых или работников культуры.

Аэропорт в Сыктывкаре находится в самом центре города. Когда осенью прилетаешь сюда из шумной столицы, выходишь на улицу из пустого типового здания, в нос бьют свежесть и влага — удивляешься, насколько здесь все спокойно и тихо. Даже таксисты не предлагают свои услуги, а ждут в машинах. Если будете в Сыктывкаре, не пытайтесь поймать машину на улице: бесполезно, здесь так не принято. Здесь все тихо и размеренно. Даже на рынке местные южане ведут себя по-другому.

Главная ценность Сыктывкара — это воздух и нетронутая природа. Сколько раз я понимал, возвращаясь из душных и пыльных южных городов, как легко здесь дышать. У нас практически нет промышленных предприятий, а вокруг Сыктывкара на сотни километ­ров раскинулась тайга — огромные легкие. Ближайшие города находятся за 300 километ­ров (Ухта на севере и Киров на юге). Здесь другие расстояния. В Сыктывкаре считается обычным делом съездить на рыбалку за 200 километров: это рядом. Для меня Сыктывкар — это лес. Десять минут, и можно оказаться в настоящей тайге, на берегу лесного озера. Не в парке, а в настоящем диком лесу.

Федор Овчинников — молодой бизнесмен, идеалист и пассионарий. В 2006-м в возрасте двадцати пяти лет открыл в Сыктывкаре магазин интеллектуальной книги «Сила ума» и сделал из своего бизнеса «реалити-шоу»: выкладывал в блоге sila-uma.ru подробные отчеты о каждом шаге, начиная с получения в Сбербанке кредита и аренды помещения до конкретных цифр по доходам и расходам. В 2010-м, когда «Сила ума» уже превратилась в книжную сеть, Овчинникову принадлежало всего 25% компании. Он продал свою долю конкурентам, вышел из книжного бизнеса и переключился на общепит. В марте 2011-го Федор затеял новый проект «Додо Пицца».

Любимая точка общепита

Ресторан «Рио Маджио»

Любимый магазин

«Дом книги»

Любимое место прогулок

Лес «За вокзалом»

Любимая достопримечательность

Торговый дом купцов Дербеневых (одно из каменных зданий старинного Усть-Сысольска)

У партнеров

    «Русский репортер»
    №36 (214) 15 сентября 2011
    Трагедия в Ярославле
    Содержание:
    Реквием

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Реклама