Книги

Афиша
Москва, 15.09.2011
«Русский репортер» №36 (214)

Сергей Довлатов

Жизнь и мнения

Издательство журнала «Звезда»

Мнение

Generation «Д»

Для начала маленькая история из жизни (пересказываю с чужих слов, кто обиделся — я не виноват). Знакомые знакомых гуляли по арбатским переулкам и нашли около мусорных баков старый советский чемодан. Будучи ценителями благородной старины, знакомые знакомых отнесли брошенный чемодан к себе домой и внутри обнаружили фотографии. В частности, из давней поездки в Пушкинские горы. На нескольких снимках запечатлен колоритный бородатый экскурсовод.

Часть читателей наверняка догадалась, что экскурсоводом был Сергей Довлатов. Для кого-то старый чемодан и бородатый мужик на снимках — мусор, а для других чемодан — благородный антиквариат, «почти винтаж», а мужик — кумир и ролевая модель.

Для моего поколения — людей, родившихся между 1975 и 1985 годом и при этом считавших, что читать не стыдно, — Довлатов, наверное, главный писатель. И никто другой даже близко не стоит. Он удачно соединил все лучшее, что было в русской классической литературе, и добавил к этому острый американский соус — Апдайка, Воннегута и Сэлинджера.

Герой Довлатова — романтический неудачник, его проза довольно последовательно доказывает, что быть романтическим неудачником гораздо круче, чем счастливым, но скучным «удачником». Ранимый, болезненно влюбленный, одновременно социофоб и нуждающийся в обществе, самоироничный герой-повествователь хоть и неизбежно проиг­рывает, но всегда в глазах читателя выше успешного фарцовщика, карьериста или просто человека с благополучной семейной и профессиональной жизнью.

Для поколения, чьи первые годы жизни прошли в одном мире, а взрослеть им пришлось совсем в другом, такая литература оказалась бальзамом на раны уже существовавшие и потенциальные. Ну и что, что ничего из нас толком и не получилось, дорогие мои сопоколенцы из D-generation. На ближайшие пару недель у нас есть отличное занятие — читать письма Довлатова родным и коллегам.

Константин Мильчин, литературный обозреватель «РР»

Ашот Аршакян

Свежий начальник

Издательство «КоЛибри»

Серия коротких и неизменно очень московских рассказов. Ашот Аршакян проходится по всем базовым аспектам столичной жизни: стройки с гастарбайтерами, которые не знают, что строят, окраинные микрорайоны со своей странной жизнью, офисные страхи, школьные страхи, страх перед инфекцией, страх перед исламской угрозой. Впрочем, перед нами ни в коем случае не фантастика: это небольшие зарисовки, где реальность сперва запечатлена с фотографичес­кой точностью, а потом чуть-чуть додумана.

Гвинн Дайер

Климатичес­кие войны

Издательство «АСТ»

Мрачноватая книга о глобальном потеплении. Автор не просто считает, что оно идет, а утверждает, что мы практически прошли точку невозврата, и пугает неизбежными катастрофами. В гипотетических сценариях будущего Земли довольно большое место отводится России. Книга интересна прежде всего не климатическими прогнозами, а политическими: здесь смоделированы возможные реакции стран на экологические катастрофы. Повышение температуры всего на один градус увеличивает вероятность войн, волнений и переворотов.

Эдуард Успенский

История про Гевейчика

Издательство «АСТ»

Эдуард Успенский выпус­тил новую сказку про человекообразное существо, которое привезли в ящике из заморской страны. Что-то похожее мы уже слышали, не правда ли? Параллели с другими классическими детскими текстами — как самого Успенского, так и других авторов — возникают на каждой второй странице. А читателя постарше восхитит сюжетная линия истории собачки Терпсихоры, наполненная сексуальными перверсиями. Тут и  БДСМ (воспитание через щипание за хвост), и трансгендерные мутации: ближе к концу книги Терпсихора оказывается Терпсихором.

Лев Лурье

Питерщики

Издательство BHV

Очень интересная книга о бизнесе в дореволюционном Санкт-Петер­бур­ге. Как делались многомиллионные состояния, как выглядела основная масса рабо­тающего населения — от купцов до фабричных рабочих; есть главы, посвященные религиозным общинам и землячествам. По итогам книги у читателя складывается масштабная картина дореволюционной России с обществом, которое было обречено на гибель: его насквозь проела коррупция, его разрывала межсословная и межнациональная ненависть. Социальные лифты были, но ничто не могло избавить прорвавшегося наверх от косых взглядов.

Петр Вайль

Стихи про меня

Издательство Corpus

Очень пристрастная книга о русской поэзии ХХ века. Петр Вайль отобрал для нее лишь те стихотворения, которые лично для него что-то значат и с которыми у него связана какая-нибудь личная история. Сто лет русской поэзии через жизнь одного человека. Это экспериментальное литерату­роведение: немножко филологии, немножко мемуаров, немножко баек и собственно стихи. В принципе, такую книгу может сделать любой; вопрос только, что у него в итоге получится.

Филип Рот

Немезида

Издательство Corpus

Новый роман свежеиспеченного лауреата международного Букера и одного из самых интересных американских писателей Филипа Рота. Нью-Джерси, 1940-е, главного героя не взяли на войну из-за плохого зрения, и он работает учителем в школе, где началась эпидемия полиомиелита. Как это часто бывает у Рота, на жизнь героев влияют незначительные поступки, совершенные ими когда-то в прошлом. И, как всегда, Рот настаивает на том, что ад — это не другие. И ад, и рай — в тебе; несмотря на все козни судьбы, все на самом деле зависит только от тебя.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №36 (214) 15 сентября 2011
    Трагедия в Ярославле
    Содержание:
    Город без команды

    На церемонию прощания с хоккеистами «Локомотива» в Ярославле пришли сто тысяч человек. Для города с шестьюстами тысячами жителей — цифра, потрясающая воображение. Но в самом Ярославле этому никто не удивился. Попасть в «Локомотив» мечтают все здешние мальчишки. Получается, естественно, у единиц. Но и остальные, как правило, не жалеют, что попробовали. Хоккей в этом городе едва ли не основной способ социализации, а «Локомотив» был главной гордостью нового, постсоветского Ярославля. Катастрофа Як-42Д не только привела к гибели десятков людей, но и нанесла тяжелый удар по чувству ярославской идентичности, сильно развитому у горожан

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Реклама