Кто стоит за Путиным

Сцена
Москва, 29.09.2011
«Русский репортер» №38 (216)

Демократия, если понимать ее как политическую конкуренцию, появляется тогда, когда в стране есть два крупных экономических сектора, каждый из которых в принципе способен обеспечить ей экономический рост и благополучие населения. Дальше с какого-то момента демократия может существовать и без этого условия, но ее появление без него маловероятно. Практически везде, где она сегодня существует, она возникла при появлении совершенно новых — или новых для этих стран — технологий либо экономических укладов.

В странах старой демократии, классическими примерами которых служат Великобритания и Франция, она возникла вслед за промышленной революцией, которая позволила экономике развиваться вне сельскохозяйственной сферы. Конкуренция традиционной аграрной элиты и нового промышленного класса, приняв политические формы, дала первые образцы современной демократии.

В США аграрный идеализм Томаса Джефферсона, считавшего свободное фермерство оплотом самой свободы, конкурировал с городским финансово-промышленным прагматизмом Александра Гамильтона. В 60-е годы XX века в Бразилии военное правительство боролось за привилегии земельной аристократии, выходцами из которой и были военные, одновременно пытаясь обеспечить промышленный рост. Когда эти две задачи вошли в непримиримое противоречие, военные уступили власть гражданским оппозиционерам, установившим конкурентную политическую систему.

В странах Восточной Европы демократия возникла на стыке двух укладов, социалистического и капиталистического, удачно вписавшись в западноевропейскую систему разделения на левых и правых. Однако в России такая идиллия вряд ли была бы возможна, даже если бы советские коммунисты не устроили нелепый путч 19 августа 1991 года, после которого они перешли в разряд вечно вчерашних. Наша национальная экономика значит намного больше и для нашего собственного внутреннего рынка, и для системы мирового разделения труда, чем эконо­мики восточноевропейских стран. Поэтому у нас намного более значим и фактор экономического детерминизма в политике.

Развитие политической конкуренции в России прямо у нас на глазах уперлось в препятствие: Дмитрию Медведеву не удалось за один президентский срок разогнать инновационный сектор экономики до мощности, сопоставимой с мощностью сектора добычи и первых переделов природных ресурсов. Нам еще предстоит до конца понять, почему именно это не удалось. Какова была роль экономического кризиса? Какова — избранной президентом в 2009 году стратегии ориентации на новейшие технологии в нескольких приоритетных отраслях: в медицинской технике, энергоэффективности, ядерных технологиях, космосе и информационных технологиях? Сколько времени и какие именно усилия нужны для превращения Москвы в международного уровня финансовый центр?

Ясно, что и при самом благоприятном сценарии этиили какие-либо другие направления не обеспечили бы за минувшее время экономику полноценной альтернативой ее традиционным опорам. Но, возможно, могла бы по­явиться уверенность в том, что альтернатива достижима в близком будущем. Однако такой уверенности у политического класса нет, что и зафиксировали события на съезде «Единой России» 24 сентября. Поэтому президентом вновь становится политик, неоднократно дававший понять, что сферой его ответственности является набор «традиционных для России экспортных отраслей».

Таким образом, российская политика не смогла переступить с ноги на ногу. Для праволиберальной «ноги», которая как раз и ассоциируется с отраслями новых технологий и финансовыми рынками, не успела образоваться прочная экономическая платформа. Именно этим прежде всего объясняется возвращение Владимира Путина на президентский пост. Президент должен быть больше связан с реальностью, чем с проектом. В других странах дело обстоит точно так же. Когда нам кажется, что на выборах в какой-нибудь благополучной стране конкурируют некие «проекты будущего», это лишь впечатление. За каждым таким проектом стоят когорты уже сделавших в данной сфере состояние бизнесменов, поднявшихся благодаря фондовому рынку и правительственным программам. Для формирования и реализации таких программ у Дмит­рия Медведева будут развязаны руки на посту главы правительства. Это его миссия. Именно поэтому мы не включили рост современной промышленности и финансового сектора экономики в перечень проблем, которые предстоит решить непосредственно Владимиру Путину.

Он вернулся. Неудивительно, что за пять-семь лет он не  смог вырастить сразу двух альтернативных лидеров себе на смену (одного из них — связанного с близким ему сектором экономики). Но все же в будущем пусть он не теряет свою выдающуюся способность удивлять.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №38 (216) 29 сентября 2011
    Новый срок Путина
    Содержание:
    Снова на галеры

    Третий президентский срок — серьезный вызов Владимиру Путину. Эффект новизны уже давно не его союзник. Наоборот, Путину придется каким-то образом преодолевать усталость общества от двенадцати лет его пребывания у власти. «РР» выделил семь главных проблем, которые придется ему решить, чтобы его новое президентство пошло стране на пользу

    Фотография
    Вехи
    Самые авторитетные люди России
    Реклама