Нобелевский иммунитет

6 октября 2011, 00:00

В понедельник в Стокгольме стартовала 110-я Нобелевская неделя и стали известны первые лауреаты премии. В номинации «физиология и медицина» награда присуждена иммунологам Брюсу Ботлеру, Жюлю Хоффману и Ральфу Штейнману. Правда, последний не дожил до присуждения буквально трех дней

У человека есть два вида иммунитета — врожденный и приобретенный. Первый прописан в наших генах, а второй возникает только после того, как наш организм столкнулся с какой-нибудь гадостью. Долгое время ученые не могли разобраться, как эти иммунитеты взаимодейст­вуют друг с другом. Неясно было и то, почему в одних случаях иммунитет начинает борьбу со всякими микробами, а в других дает сбой и атакует сам себя.

В этом году Нобелевку по физиологии и медицине присудили как раз за иммунитет. Одна половина премии досталась Брюсу Ботлеру (США) и Жюлю Хофф­ману (Франция). Ботлер работает в Университете Техаса в Далласе. Там он открыл рецептор врожденного иммунитета, который активизируется при обнаружении патогенных организмов.

Соавторами последних работ Ботлера были ученые российского происхождения Александр Полторак (интервью с ним было напечатано в одном из предыдущих номеров «РР») и Ирина Смирнова.

— Брюс разбудил меня своим звонком в пять утра. Я был вторым человеком, которому он позвонил, чтобы сказать о Нобелевской премии, первой была его секретарша, — рассказал нам Александр Полторак. — Брюс был очень счастлив, он не подозревал, что ему могут присудить Нобелевскую премию, и даже не очень следил за тем, что там происходит. Вообще, Брюс очень русский человек, кто-то из его предков — из российских евреев…

Свою часть награды Ботлер разделил с Жюлем Хоффманом из Института молекулярной и клеточной биологии в Страсбурге. Он знаменит тем, что нашел гены, которые связаны с врожденным иммунитетом. В ответ на вторжение заразы эти гены просыпаются и начинают организовывать оборону.

Вторую половину премии присудили Ральфу Штейнману из Рокфеллеровского университета в Нью-Йорке. В 1973 году он открыл так называемые дендритные клетки, заставляющие работать Т-клетки — главное оружие приобретенного иммунитета. Но Штейнман не дожил до объявления награды — он скончался за три дня до этого события. Весть о его смерти не успела дойти до Нобелевского комитета, и он объявил Штейнмана одним из лауреатов, хотя премия может присуждаться только прижизненно.

Открытия Ботлера, Хоффмана и Штейнмана помогут не только улучшить вакцины, но и научиться контролировать иммунитет. Уже сейчас ученые пытаются стимулировать иммунные рецеп­торы, так чтобы они атаковали опухоли и очаги воспаления.