Конец «даусизма»

Портфолио
Москва, 10.11.2011
«Русский репортер» №44 (222)
Режиссер Илья Хржановский закончил съемки фильма «Дау»

Фото: Сергей Максимишин

Вероятно, в первых числах ноября на окраине Харькова вспыхнет пожар. Таинственный подземный Институт — утопическая копия украинского физико-тех­нологиче­ского института, в котором в 40-х годах работал Лев Ландау, — будет предан огню. 

Фантасмагория длилась три года. Три года работники утопического Института каждое утро надевали одежду конца сороковых годов, проверяли в кошельках наличность тех же времен, брились опасными бритвами и шли на работу — в НКВД, в подземные лаборатории, институтскую столовую. Для входа в зону необходимо было пройти через заслон энкавэдэшников, подвергавших всех новобранцев тщательному обыску. Все происходящее внутри контролировалось другими энкавэдэшниками. Малейшее отступление от правил жизни внутри зоны немедленно становилось известно администрации.

Три года по календарю Института значит с 1949 по 1952-й. Это время действия фильма «Дау». Режиссер Илья Хржановский создал изолированное от внешнего мира пространство, полностью имитирующее образ жизни той эпохи.

Теперь съемочный период работы над фильмом закончен. Монументальный портрет советской послевоенной эпохи должен погибнуть в жертвенном огне современности.

На вопрос «что это было?» трудно ответить «просто кино». Проект «Дау» намного превосходит чисто кинематографический замысел. За три года своего существования он стал одним из самых мистических явлений российского культурного пространства. В съемках успели поучаствовать десятки непрофессиональных актеров, которых позвали в загадочный Институт за то, что их лица были вполне «советскими»: бизнесмены, журналисты, писатели.

— Это производило впечатление очень сильного современного искусства с сильным внутренним переживанием, — говорит один из таких актеров, основатель издательства «О.Г.И.» и интернет-портала Полит.ру Дмитрий Ицкович. — Такая фантасмагория, опрокинутая в аутентику прошлого. Это не экспериментальная антропология, это именно искусство. Задача режиссера была в том, чтобы добиться поведенческой и внутренней трансформации персонажей. Достоверность достигалась в результате масштаба. Там происходила своя жизнь, и иногда эта жизнь фиксировалась на камеру. Жизнь была вполне реальная, но она имела свою специфику, потому что была подчинена воле режиссера.

Собственно говоря, проект «Дау» независимо от своей кинематографической задачи поневоле превратился в особого рода перформанс или психоаналитический эксперимент. Пока же закрытая от посторонних глаз зона только будоражит воображение. Три года и журналисты, и фотографы вынуждены были довольствоваться той информацией, которую предоставлял в их распоряжение лично Хржановский. Из слухов и сплетен по поводу «Дау» можно, пожалуй, составить немаленький том любительских культурологических и конспирологических изысканий.

Мы решили не пользоваться чужими домыслами и не добавлять к ним свои собственные. «РР» публикует фотопроект Сергея Максимишина с его собственными комментариями. Фотографу удалось пересечь границу зоны и зафиксировать реалии жизни Института. Такие фотосъемки этого проекта никто никогда не делал и, похоже, уже не сделает.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №44 (222) 10 ноября 2011
    Авиация
    Содержание:
    Левитин и авось

    От редакции

    Фотография
    Вехи
    Портфолио
    Специальный проект
    Реклама