Музыка

Афиша
Москва, 10.11.2011
«Русский репортер» №44 (222)

Мнение

Эх, ZAZ, еще ZAZ!

Если верить параметрам зала Crocus City Hall, то на ZAZ в Москве пришли семь тысяч человек. Балкон пружиняще раскачивался вверх-вниз — казалось, вот-вот упадет.

Бешеная любовь русских к французской певице говорит о многом. Во-первых, мы не отстаем от мировой моды. Во-вторых, интернет победил телевизор окончательно: слава ZAZ в России началась с видео, где она исполняет Je Veux на улице. В-третьих, мы очень похожи на себя советских: мы снова без ума от французских шансонье, в чьих песнях не понимаем ни слова. Раньше стриглись под Мирей Матье, теперь крутим на голове шарфы под ZAZ.

Это удивительно: зал дышал обожанием, но ничего не понимал. Как будто Изабель Жеффруа общалась с семью тысячами младенцев. Английский мы немного выучили за последние двадцать лет, но Изабель, как истинная француженка, по-английски вспомнила только словосочетания «close your eyes» и «the last song». Она искала в первом ряду тех, кто знает французский, чтобы они переводили ее слова залу, но почти каждый ломался на второй-третьей фразе, восклицая: «Же не компран па!» В чем причина этой любви без понимания? Ведь у ZAZ многое выстроено именно на словах, это шансон в его классическом смысле — уличные песни-рассказы.

Русские любят не за слова — за голос, манеру, харизму. У Zaz все это в избытке. Вся ее внут­ренняя механика выражает то, чего в России дефицит: свободу, непосредственность и любовь. Она выбегает на сцену в каких-то тапочках, по-детски вскидывает ноги, хрипловато голосит — и все понятно. Она держится так раскованно и искренне, как могут только дети и французы. Вышколенных и прибитых жизнью нас это, конечно же, впечатляет.

Ближе к концу выступления ZAZ попросила публику сделать ей подарок — покричать, выпустить эмоции. Потому что многие люди не выпускают эмоции по 20–30 лет, а неко­торые так и умирают с ними, объяснила Изабель. Зал покричал. ZAZ сказала: не то. Зал покричал еще раз. Мерси, сказала ZAZ.

Наталья Зайцева, музыкальный обозреватель «РР»

12/11, 19.00. Концерт театра Ла Скала

Большой театр

Большой театр на отремонтированной исторической сцене 12 ноября примет первых гастролеров: артисты знаменитого милан­ского оперного театра исполнят «Реквием» Джузеппе Верди. Солисты — Красимира Стоянова, Екатерина Губанова, Фабио Сартори, Томас Квастхофф. Дирижер — Даниэль Баренбойм. Хормейстер — Бруно Казони.

12/11, 21.00. Хамиль и Змей. Каста

Клуб «16 тонн»

Хамиль и Змей, участ­ники главной российской хип-хоп-группы «Каста», год назад записали альбом, названный по первым буквам их имен — «ХЗ». Альбом получился как будто не совсем «кастовым»: слишком много в нем нежности. Взять, на­пример, песню «Самый счастливый человек на Земле» — про сына или «Закрытый космос» — про любовь. Такой романтичный хип-хоп.

12/11, 20.00. Cypress Hill

Клуб Milk

Самая влиятельная хип-хоп-группа в мире. В начале 1990-х Cypress Hill стала первой в истории рэп-группой, чей альбом оказался три­жды платиновым. С тех пор рэп успел окончательно превратиться из маргинальной музыки в мейнстрим, а в последние годы он вообще взошел на вершину шоу-бизнеса. Сегодня у топовых рэп-музыкантов самые дорогие при­мочки, самые масштабные концерты и самые профессиональные музыканты. Все это так во многом благодаря Cypress Hill.

14/11, 19.00. Элтон Джон

Crocus City Hall

У сэра Элтона Джона два титула — рыцарь-бакалавр и кавалер ордена Британской империи. Далеко не каждый современный поп-музыкант (тем более гей) может похвастаться такими высокими государственными награ­дами, но в случае с Элтоном Джоном это даже не удивительно: он уже давно стал культовой фигурой и живой легендой как у себя на родине, в Британии, так и в мире. А все потому, что сочиняет прекрасные песни, среди которых много безусловных шедевров.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №44 (222) 10 ноября 2011
    Авиация
    Содержание:
    Левитин и авось

    От редакции

    Фотография
    Вехи
    Портфолио
    Специальный проект
    Реклама