Стояние при Цхинвале

Актуально
Москва, 08.12.2011
«Русский репортер» №48 (226)
Повадки южноосетинской политической элиты, руководствующейся правилом «закон что дышло» для сохранения собственной власти, отчего-то поддерживаются в Москве. Отсутствие привычки принимать мнение своего народа в расчет — вот что роднит российскую политику и режим Эдуарда Кокойты

Фото: Сергей Карпов

Уже неделю Южная Осетия находится в одном шаге от кровопролития, из-за того что Верховный суд республики отменил результаты президентских выборов — первых после обретения страной независимости. Провал южноосетинской версии операции «преемник» и незамедлительное назначение повторных выборов привело небольшую страну к острейшему гражданскому противостоянию.

Вкратце канва событий такова. 27 ноября прошли выборы, на которых, несмотря на административный ресурс «кандидата Кремля» главы МЧС республики Анатолия Бибилова, победу с большим отрывом одержала его соперница, экс-министр образования Алла Джиоева: 56% голосов избирателей против 40%. Наутро после плебисцита глава мест­ного ЦИК Белла Плиева была  изолирована в своем кабинете, Верховный суд признал выборы недействительными, а парламент назначил новые — на 25 марта. «Нарушительнице» Алле Джиоевой в новых выборах принимать участие запрещено.

Не надо быть юристом, чтобы понять, сколь топорными оказались «экстренные» меры, принятые властями. 

— Пять человек из нашей группы наблюдателей — трое из Греции, одна с Украины и я из Эстонии — вечером дня голосования встречались за закрытыми дверями и с кандидатом Анатолием Бибиловым, и с кандидатом Аллой Джиоевой. Так вот, у кандидата от партии «Единство» Анатолия Бибилова не было ни одной жалобы, ни одного замечания! Жаловалась Джиоева, а Бибилов уже готов был принимать поздравления, — рассказывает омбудсмен Сергей Середенко.

В жалобе партии «Единство» не было приведено ни одного конкретного факта.

— Мы не актировали нарушения и не обращались в ЦИК с письменными претензиями, поскольку считали, что победим, — пояснила «РР» составитель жалобы зампред политсовета партии «Единство» Елена Яшина.

И наконец, чтобы оспаривать решение ЦИК о том, что выборы состоялись, для начала надо дождаться официального объявления об этом. Но сделать этого ЦИК попросту не успел. Как все это получилось, «РР» поинтересовался у главы Верховного суда Южной Осетии Ацамаза Биченова, единолично председательствовавшего на этом закрытом процессе.

— Читайте ГПК, — отрезал он.

Надо отдать должное постоянству этого человека: точно так же он отвечал и на другие вопросы журналистов.

— Суд счел показания свидетелей, допрошенных в суде, достоверными и объективными. Также суд посчитал достоверными и объяснения, изложенные в материалах, представленных в суд в качестве доказательств заявителями и прокуратурой, в том числе и на основании того, что они не были никем опровергнуты на судебном заседании, — резюмировал Биченов.

То, что не были опровергнуты, это точно. Несмотря на то что закон прямо требует дважды известить заинтересованные стороны о рассмотрении дела, сделано это не было, и заседание прошло в отсутствие «ответчика».

Неудивительно, что столь бесцеремонные действия суда вызвали недовольство людей. Несколько сотен человек вышли на цент­ральную площадь Цхинвала, где стоят и по сей день, требуя «уважать выбор осетинского народа». По другую сторону площади стоят бронированные грузовики и десятки автоматчиков из ОМОНа и госохраны, оберегающих президентский дворец.

Надо сказать, что действия властей никак не способствовали снятию напряженности. Например, мерзнущие на площади люди в первый день отогревались в припаркованных машинах и расположенной неподалеку поликлинике.

— Как же я могу закрыться, ведь у них может случиться переохлаждение, — объяснила свою позицию заместитель заведующего поликлиникой, — я же работник здравоохранения, я клятву Гиппократа давала.

Через несколько часов поликлинику все же закрыли, причем, кажется, до окончания протестов. Одновременно была перекрыта центральная магистраль города улица Сталина, так что греться в машинах стало нельзя. Остались костры и тепловая пушка — одна на всех.

Вообще, похоже, власти РЮО решили взять недовольных измором. Им уже приготовлены ярлыки: официальные лица РЮО неоднократно говорили о недопустимости «цветных» революций и о том, что протестующие «реализуют план дестабилизации, разработанный за пределами Осетии и России» (читай — в Грузии).

Короче, выбор протестующим оставлен небольшой: или еще месяц тихо мерзнуть, глядя, как соратников косит пневмония, или полезть на дула автоматов со всеми вытекающими последствиями вроде побоища, арестов и прочих репрессивных прелестей, уготованных тем, кто выступает за «свержение конституционного строя».

Сейчас во всей республике не осталось, кажется, ни одного человека, кто верил бы, что выборы отменены «по-честному». И в этом смысле то, как обставила дело команда президента Кокойты, — классический путч, при котором власть берется силой, а не по закону. Даже те немногие, кто по-прежнему лоялен нынешним властям, не верят в законность происходящего.

— А что еще остается, если люди проголосовали за бандитов, состоящих на содержании у Грузии, — поигрывая автоматом, изложил свой взгляд на происходящее стокилограммовый сотрудник госохраны.

Всеми силами демонстрируя, что «по-хорошему» не получится, власти с ловкостью наперсточника превращают две трети осетинского народа из носителей суверенитета в революционеров. Недаром над толпой митингующих уже реет классический слоган «Лучше умереть стоя, чем жить на коленях». Вопреки всему большинство по-прежнему надеется на честную игру «в рамках правового поля». Еще пару дней назад, придя к посольству РФ, люди скандировали: «Россия! Справедливость!» Однако с приездом в Цхинвал чиновника из администрации президента РФ Сергея Винокурова ситуация осталась прежней. Всего за неделю число жителей Южной Осетии, верящих, что Россия и справедливость — это синонимы, уменьшилось в разы.

— Я еще вчера думал, что Россия помогла нам обрести незави­симость, а она просто создала себе оф­шор, территорию, через которую можно прокачивать бюджетные деньги, — говорит один из стоящих на площади, разнорабочий Алан. — Я думал, выборы — это где нас спрашивают, кого мы хотим, а это, оказывается, как упражнение из учеб­ника: пока правильно не решишь, из-за стола не встанешь.

Стремительно поляризуясь, южноосетинское общество разделилось. «Ястребы» требуют пойти на силовые меры: мол, оружие есть у каждого, а малочисленная госохрана в своих стрелять не решится. Действительно, некоторые из стоящих в оцеплении вокруг Дома правительства бойцов даже специально подзывают журналистов, чтобы те знали: не все люди в форме мыслят одинаково.

— Я, например, считаю, что люди на площади правы, напиши об этом, — кивает мне головой один из них. — Я бы после наряда и сам туда пошел, но тех, кто вчера так сделал, уже уволили. «Голуби» вроде самой Аллы Джиоевой возражают, что активное противостояние слишком рискованно: мол, «никакая власть не стоит капли пролитой крови». Они все еще надеются понравиться Мос­кве и хотят показать, что и они договороспособны. Недаром после недолгих колебаний члены штаба Джиоевой все-таки призвали своих сторонников голосовать за «Единую Россию» на выборах в Госдуму РФ.

С идеалистических позиций «голуби», конечно, правы, однако без крови все равно не обойдется. Только пролита она будет не на улицах, а в застенках. Своих оппонентов режим Кокойты не стеснялся прессовать и раньше, так что будущее тех, кто стоит сегодня на площади, даже при мирном развитии событий не выглядит радужно. В Цхинвале их пока не трогают, но во Владикавказе аресты «сочувствующих» уже начались: взяты под стражу несколько человек, среди которых редактор сайта Uasamonga.ru  Сослан Кокоев и двое его друзей, организовывавших выезд в Южную Осетию группы поддержки джиоевцев. Причем, как на условиях анонимности сообщил «РР» один из североосетинских силовиков, «арестовывают федералы, даже мы в местном ФСБ не знаем, где их держат».

Московские чиновники, отвечающие за южноосетинскую  политику, оправдывают свою линию национальными интересами, объясняя, что случайно, на протестной волне выигравшая выборы Алла Джиоева —  неподходящий президент на геополитически важном посту. Как будто бывает национальный интерес без участия собственно нации, граждан, людей! А если такая позиция связана еще и с коррупционными интересами вокруг финансовой помощи пострадавшей в войне республике, то это не просто ошибка, а цинизм на крови и предательство. 

У партнеров

    «Русский репортер»
    №48 (226) 8 декабря 2011
    Выборы
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Реклама