Выборы и мир

От редактора
Москва, 08.12.2011
«Русский репортер» №48 (226)

Честно говоря, не ожидал такого от прошедших выборов и последующих протестов. А ведь произошло удивительное. Активное городское население, молодежь и средний класс включились в избирательную кампанию на правах настоящих граждан и, я так думаю, изменили ход истории.

И дело даже не в том, что «Единая Россия» после драматичного ночного состязания с цифрами не дотянула до 50%. Это, конечно, само по себе неплохо: как признал президент, партийная и думская жизнь должна немного ожить, партии власти придется вступать в локальные коалиции, то есть разговаривать и договариваться.

Но главное в том, что, несмотря на исторически низкий статус российской Думы (он и после революции 1905 года был низким), несмотря на отсутствие достаточно приличных и приемлемых партийных альтернатив, свободное городское население предпочло участвовать.

А могло и проигнорировать. Во-первых, решить, что выборы ничего не значат, и просто остаться дома. Во-вторых, решить, что можно участвовать, выйдя на баррикады, во внутреннюю эмиграцию и пр. Но нет, участие было в основном легальным, сис­темным и даже результативным.

Дело не только в том, что многие миллионы свободных, самостоятельных и «непослушных» граждан пришли голосовать. Впервые столь массовым был процесс наблюдения и контроля за выборами. Это мы ясно видели по нашему проекту «Выборы-24»: сотни людей — и начинающие журналисты, и профи, и студенты, и вполне взрослые люди — были активны и неравнодушны, писали не только в прессу, но и в инстанции, отстаивали свои права.

Легальное, почти сутяжническое поведение, придирчивая повсеместная апелляция к праву и закону — самая сильная черта этих выборов. Недаром чаще всего конфликты происходили в связи с удалением с участков наблюдателей по серьезным и несерьезным поводам. Эти наблюдатели часто скандалили — и из-за реальных нарушений, и по мельчайшим подозрениям.

Как рассказывал корреспондент «Выборов-24», удаленный наблюдатель от «Яблока», подавая жалобу члену комиссии, он спросил:

— Скажите честно, можно будет что-то сделать?

— Честно? «Оранжевую» революцию…

На самом деле это — неправда, уже многое сделано. При такой придирчивости, внимательности и активности общества, при массовости добровольных наблюдателей, когда сотни тысяч людей пытаются (часто скандально, иногда успешно) запечатлеть на пленку все детали процесса, манипуляции становятся бессмысленными.

Даже когда (а это бывает чаще всего) вероятных нарушителей не удается схватить за руку, у общества уже есть много инструментов для контроля. Анастасия Якорева так описывает одну из сценок во время голосования в Саратове:

«На нашем участке “ЕдРо” набрала 30%, на соседнем, через два квартала — 90% (в столь странном разбросе результатов на этих территориально близких участках можно убедиться по официальным протоколам ЦИК: на участке 174 за «ЕР» — 31,01%, на 175-м — 94,44%).

— Может, правда так народ проголосовал? — робко спросила член комиссии от «Единой России».

— Ну да, конечно, — скептически отозвался участковый водитель. — Тут вам один народ, а через два квартала — другой».

Из этого следует, что грубые манипуляции с выборами стали после 4 декабря просто бессмысленными: эффект от подтасовки будет такой же, как от отмены выборов — в любом случае все уже прозрачно. Поэтому вариантов два, как в свое время в Латинской Америке. Первый — военная диктатура без лишних демократических иллюзий. Второй — очередная волна демократизации, уже не для внешнего «имиджа», а для себя. Думаю, все-таки второе вероятнее.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №48 (226) 8 декабря 2011
    Выборы
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Реклама