Книги

Афиша
Москва, 29.12.2011
«Русский репортер» №51 (229)

Мнение

Ночь перед Апокалипсисом

С книжным рынком в России странная история. Если судить по заявлениям властей и официальной статистике, все не так уж плохо. Меж тем на условиях анонимности даже крупные издатели рассказывают, что все плохо, тиражи падают, доходы снижаются, что часы бьют двенадцатый час и конец света вот-вот настанет.

Впрочем, больших не особо жалко. Больше всего жалко маленькие издательства. Основная проблема книжного рынка — распространение. Свои сети есть только у монстров книжного рынка — «АСТ» и «Эксмо», а вот книги маленьких издателей можно купить лишь в столицах и крупных городах и по совершенно неадекватным ценам.

Независимые книжные магазины проигрывают в борьбе с крупными сетями вроде «Буквы» или «Читай-Города», которые принадлежат упомянутым монстрам. Все последние годы маленькие издательства теснили, как могли: их доля на рынке падала, их авторов перекупали монстры.

Гиганты вторглись даже на исконную территорию маленьких и независимых — на ярмарку non/fiction. Раньше монстры игнорировали этот форум, но в прошедшем году они не просто активно участвовали, а протащили на ярмарку, где обычно выступают лишь серьезные ученые, таких невыносимо попсовых авторов, как Михаил Веллер и Анатолий Вассерман.

Одной из попыток найти выход из ситуации стало ярмарочное движение. Еще несколько лет назад в Москве появилась идея организовывать маленькие ярмарки только для своих, где издатели смогут напрямую торговать книгами.

В сентябре 2011-го состоялась «Новая площадь», и несмотря на отвратительную погоду, во внутреннем дворе Политехнического музея всегда было полно народу. Наконец, в декабре произошло то, о чем уже давно все говорили: было заявлено о создании Альянса независимых издателей и книгораспространителей. В него вошли «маленькие и хорошие» — вроде издательств «Ад Маргинем», «Текст», «О.Г.И.», магазинов «Фаланстер» и «Порядок слов».

Как конкретно будет альянс спасать книжную индустрию, не очень понятно. Но, судя по событиям в политической жизни страны, «маленьким и хорошим» для начала очень важно заявить о своем существовании. А дальше что-то само придумается.

Константин Мильчин, литературный обозреватель «РР»

Эммануэль Каррер 

Лимонов

Издательство «Ад Маргинем»

Эммануэль Каррер, сын постоянного секретаря Французской академии Элен Каррер д’Анкос и, странным образом, племянник бывшего министра иностранных дел Грузии Саломе Зураби­швили, прозаик и биограф, написал книгу об Эдуарде Лимонове. Как простой советский пацан превратился сперва — в 1980-х — в остроумного последователя Буковски и звезду парижских леваков, затем, в 1990-х, в участника боевых действий на Балканах, а в 2000-х в политзека и участника антиправительственных выступлений. Во Франции книга получила престижную премию Ренодо.

Аманда Хокинг

Подкидыш

Издательство «Фантом Пресс»

26-летняя Аманда Хокинг — первый в мире писатель 2.0: она стала известной и богатой, продавая свои книги и раскручивая себя без помощи издательств или агентов. Написала цикл романов про вампиров, устроила себе пиар в соцсетях и наторговала на 200 тысяч долларов через интернет-магазин Amazon. У Хокинг несколько серий, есть «вампирская», а есть «тролльская». «Подкидыш» — рабочее название первой книги «тролльской» трилогии. Забавно, что на эксперимент с переводом Хокинг на русский язык решились не крупные издательства, а маленький «Фантом Пресс».

Кит Ричардз

Life

Издательство Corpus

Очень-очень долго
ожидавшиеся мемуары одного из основателей легендарной рок-группы Rolling Stones Кита Ричардса. В США они вышли год назад, и там книгу прозвали «воспоминаниями из центра урагана». Сильный текст (написанный Ричардсом, впрочем, не самостоятельно, а при помощи профессионального райтера) про то, что такое быть музыкантом в одной из главных команд ХХ столетия, про других великих исполнителей эпохи, про концерты, гаст­роли и про то, что такое любить рок-музыку.

Джонатан Сафран Фоер

Мясо

Издательство «Эксмо»

Фоер — один из самых интересных американских романистов 2000-х, его «Полная иллюминация» и «Жутко громко и запредельно близко» стали бестселлерами по всему миру. Новая книга написана в жанре non-fiction. Фоер, не вегетарианец и рассказывает о том, как функционирует индустрия производства мяса и птицы. «После оглушения и, надеемся, потери сознания с первого или по крайней мере второго касания электрошокера свиней вздергивают за ноги и “закалывают” — вспарывают шею, после чего тушу оставляют висеть, пока не вытечет кровь. Затем опускают в ошпариватель. Из него она появляется в таком виде, что мало напоминает свинью — блестящая, точно пластиковая».

Колин Кларк 

Моя неделя с Мэрилин

Издательство «СЛОВО/SLOVO»

Английский кинематографист Колин Кларк (1932–2002) на заре карьеры, будучи третьим ассистентом второго помощника, попал в настоящую мясорубку: ему повезло работать на съемках фильма «Принц и танцовщица», где режиссером был Лоуренс Оливье, а главной звездой — Мэрилин Монро. Уже в конце жизни он описал свой необычный опыт. В этом году книгу экранизировали, а в следующем она выйдет на русском языке.

Роберт Кормье

Шоколадная война

Издательство «Розовый жираф»

Культовая книга американского писателя Роберта Кормье (1925–2000), с 1974 года ждавшая перевода на русский язык. Это история о бунте в католической школе: один из учеников отказался продавать конфеты ради пополнения школьного бюджета. «Джерри помедлил. Щеки его порозовели. — У нас свободная страна, — наконец сказал он, и по классу прокатился легкий шумок. Кто-то отчетливо хихикнул. Стручок взглянул на довольное лицо брата Леона, и его замутило. — Боюсь, на банальностях тебе не вы­ехать, Рено, — сказал брат Леон, как обычно, работая на публику».

У партнеров

    «Русский репортер»
    №51 (229) 29 декабря 2011
    Ожидание
    Содержание:
    Сценарий смерти как план жизни

    Конечно, никто умирать пока не собирается, это всего лишь мысленный эксперимент. Но наши респонденты почему-то нервно смеются и просят время подумать. А потом отвечают: «Все продам, уеду. На Камчатку, в Бразилию, на Мадагаскар, в Гималаи… Есть что-то подальше?» Или: «Буду делать добро собственноручно и в больших количествах. Давно собирался…» Или как в американском кино: «Ограблю банк, всех убью, кутну напоследок». Сценарии типичны, их немного. Что же на самом деле человек выбирает, определяя план на свои последние тридцать дней? Об этом мы спросили у психотерапевта Александра Сосланда

    Реклама