Квиддич. Rus

Спорт
Москва, 19.01.2012
«Русский репортер» №1-2 (231)
Игра, в которой с азартом участвовал Гарри Поттер в книгах Джоан Роулинг, рано или поздно должна была появиться в мире маглов — обычных людей. Вопрос был только — в каком виде. Как ни крути, летать на метлах, отбивать хаотично шныряющие в воздухе мячи и ловить в облаках сверхбыстрый мяч с крылышками нам не под силу. Правила игры должны были подвергнуться трансформации. Стала ли в итоге фантазия похожей на спорт или спорт — похожим на фантазию?

Фото: Юрий Иващенко для «РР»

Самый известный квиддич в мире вовсе не английский, а американский. В него играют студенты университетов и колледжей всех штатов, и проводятся турниры, собирающие тысячи игроков. На травяном поле под открытым небом стоят шесты, на которых укреплены кольца, по свистку арбитра все игроки подхватывают с земли самые настоящие метлы и, оседлав их, начинают носиться по полю, пытаясь при этом свободной рукой поймать квоффл (основной мяч игры) и забить его в кольца противника.

На ловца и снитч бежит

Ах да, перед началом игры, конечно же, выпускается снитч. Снитч — это человек в желтой одежде, который беспорядочно мечется по полю, за его пределами, по близлежащим улицам, а специально обученные ловцы стараются догнать его и сорвать у него с пояса шарф, который дает несколько призовых очков и означает конец всей игры.

Метлы, мешающие бегать и ловить мяч, человек-снаряд с шарфом на заду, мячи-выши­балы, которые кидают руками, — все это постоянно отсылает зрителей к саге о Гарри Поттере. Такой квиддич, конечно, милое хобби, но как-то не очень спорт.

В России тоже есть свой квиддич. И он, что интересно, совершенно самобытен и не имеет к американскому варианту никакого отношения. Например, в нем вообще не используются метлы. Игроки бегают по полю на своих двоих, что позволяет им, во-первых, быстро передвигаться, а во-вторых, быстро уставать — тем самым в игре появляется настоящая спортивная составляющая.

Отечественный вариант квиддича был опробован на одной из ролевых игр по поттериане в 2004 году и так понравился некоторым игрокам, что те задумались: а не стоит ли продолжить столь славное начинание? И уже через год ролевая игра про чемпионат по квиддичу превратилась в чемпионат безо всяких ролевых игр.

— Люди захотели не просто приезжать на ролевую игру с матчем, а регулярно тренироваться для победы в общем чемпионате, — рассказывает Митя Иоффе, загонщик команды «Гродзиские гоблины» и один из организаторов турниров. — Именно с желания выигрывать и начался спорт.

Мы сидим в кафе перед тренировкой, и я пытаюсь уложить всю эту многолетнюю историю в двадцать свободных минут.

— Следовательно, этот спорт сейчас совершенно отделился от ролевого движения?

— Определенно, в квиддич может играть кто угодно, не состоя при этом в ролевых клубах. У нас играют и те, кто вообще Роулинг не читал. Для нынешнего квиддича это неважно.

Гоблины, фениксы и катапульты

— Мы не хотим — да и не можем — совсем уйти от роулинговских традиций, — продолжает Иоффе. — Поэтому, хоть мы и отказались от метел, команды у нас в основном взяты из ее мира, в частности из книги по истории спорта «Квиддич сквозь века». Мы берем не только название, но и цвета, эмблему, герб.

Так появились команды «Гордость Феникса», «Палящие пушки», «Катапульты Керфильи», «Соколы Сеннена» и другие. Однако под такими названиями и в весьма своеобразной экипировке действительно могут выступать люди, не особо увлекающиеся книжками о волшебниках.

— К нам на один из турниров, например, приезжала в полном составе команда мехмата МГУ по гандболу, — рассказывает Митя. — Да и вообще спортсмены частенько приходят.

Квиддич предоставляет широкое поле для самовыражения: вратарь должен быть быстрым, охотник — крепким и точным, загонщик — скоростным и метким, ловец — проворным. Для последнего в квиддиче даже есть стандарт: вес — не более 65 кг, рост — не более 175 см, а сумма роста и веса — не более 235. Предпочтителен рост на грани дозволенного: так ловец не затеряется в гуще игроков.

Гарри Поттер в известной саге был именно ловцом и потому главной надеждой своей команды на победу. Ведь можно забить 14 голов и сохранить свои кольца «сухими», но если ловец соперника схватил снитч, то команда проигрывает: поимка снитча приносит 150 очков и означает завершение игры. Казалось бы, в реальном квиддиче все будут рваться заполнить именно эту нишу, ведь она поистине золотая. В действительности здесь более желанными становятся другие амплуа — загонщика и охотника, которые все время в гуще схватки. При этом в команде обязательно должны быть девушки.

Разнополый состав команд — изюминка квиддича. По правилам в команде просто не может быть трех охотников-мужчин. Интересно, что у Роулинг этот момент не был четко прописан: например, она упоминает, что в команде Слизерина, главного противника факультета Гарри, вообще не было девочек, а в команде Когтеврана была только одна девочка — ловец. Зато у Гриффиндора все охотники — девочки. Но без четко оговоренных правил суровый российский квиддич мог превратиться в исключительно мужской турнир, а ведь играть хотелось всем. Так родились законы, охраняющие женские права на отдельно взятом игровом поле. Правда, тут возникают свои проблемы.

— Девушкам все-таки очень сложно включиться в мужскую игру, — отмечает Иоффе. — Получается, что им нужно либо играть не хуже мужчин, либо исполнять какую-то свою отдельную функцию. А мало кто так может. Вот разве что Катя Савина из «Гордости Феникса» — она настоящая охотница и на равных выступает с мужчинами. Но таких, как она, очень мало. Что до функций — ну, например, у девушек обычно слабый бросок, поэтому по воротам они не бьют, но должны быть на нужной позиции, чтобы передать пас другому охотнику. И все-таки девушки, конечно, определенный нюанс вносят: парни охотнее идут играть. Но в целом они чаще всего просто довесок…

Мы идем на тренировку, и по пути Митя рассказывает мне об организационных сложностях: залы в Москве и Питере, где живут основные команды, очень дорогие, один час тренировки стоит в среднем три тысячи рублей, которые приходится делить на всех игроков. Во время чемпионатов с команд собирают оргвзносы — тысяч по десять-две­надцать, чтобы оплатить все необходимые расходы, включая работу судей, на что уходит от 30 до 50% всей суммы. Своей спортивной федерации на государственном попечении у квиддича, естественно, нет.

— С этим могут быть проблемы: например, как быть с авторскими правами, ведь название «квиддич» принадлежит Роулинг, — разводит руками загонщик. — Ведутся разговоры о том, чтобы назвать его «триплбол» или «эльфийский гандбол», но, по-моему, все это куда хуже.

В спортивном зале стоит годами въевшийся запах пота и пыли — какой-то советский дух. Постепенно собираются человек десять, разбиваются на команды и начинают вяло играть. Два загонщика бегут друг на друга с ракетками, одновременно целятся бладжерами, но оба промахиваются и сгибаются от хохота пополам. Чемпионат России через десять дней.

В зал влетает опоздавшая девушка в полосатых гетрах и спортивной юбке с ракеткой наперевес. С ее приходом игра заметно оживляется, и вовсе не потому, что она — представительница слабого пола. Проворная и бойкая, она врывается в действо и сама задает ему темп, останавливая своим бладжером соперника и проскальзывая между охотниками.

Уровень квиддича в крови

Девушку зовут Валентина Канухина, она — загонщица в команде «Катапульты Керфильи», в квиддич играет уже три года и о злосчастной женской доле старается рассуждать здраво.

— На самом деле речь тут может идти, скорее, о физической форме, в которой находится девушка. Потому что девушка-спорт­с­менка вполне может конкурировать с кем угодно. Но я, например, не могу бегать без замены полматча, мне нужно через десять минут смениться, потому что я устаю и эффективность игры резко падает. В нашей команде действительно принята такая тактика игры, что забивают мальчики, а девушка — это такой буферный элемент, через который идут пасы и который всегда на подхвате.

У Роулинг, напротив, девушка в команде — равноправный партнер: ей достается от летящего бладжера, против нее грубо играют соперники. В одном эпизоде Гарри Поттер соперничает с девушкой-ловцом из другой команды, и капитан-мужчина кричит ему: «Не время быть джентльменом! Сбрось ее с метлы, если нужно!»

— В отношении травм действительно все равны, — признает Валя. — Я сама прошлые полгода не играла, потому что получила сильное растяжение. А вообще случаются и ушибы, и переломы. Ведь у нас контактный вид спорта, так что может сильно достаться. У нас, загонщиков, есть еще неплохой шанс получить ракеткой: охотников нам ею бить запрещено, но мы-то друг с другом постоянно сходимся в битве за бладжер. Представьте мой поединок с Женей Лапиком из клуба «Баярд», который в прошлом году выиграл соревнования по фехтованию «Меч России»…

— У Роулинг бладжеры сами летали туда-сюда, а у вас…

— У нас на четыре загонщика три бладжера — чтобы сохранить дух борьбы. Совсем недавно их было два, но регулярно стала повторяться такая ситуация, когда одна команда захватывала оба бладжера и держала их. Отнять бладжер у осторожного игрока очень непросто, ведь все можно делать только по правилам. Например, на одном чемпионате случилась такая история: загонщик по имени Рихтер ушел с бладжером в угол, сел на корточки и просто чеканил его там носом к стене. И никто не мог отнять у него этот мяч, а второй прочно держал другой загонщик их команды и аккуратно выбивал им соперников. Этот прием был назван «зажим Рихтера» и потом официально запрещен правилами квиддича. Затем был введен в игру третий бладжер, чтобы у второй команды всегда был шанс владеть им.

В современном квиддиче действительно много правил, которые совершенствуются постепенно, в зависимости от игровых ситуаций. Иногда такие изменения оказываются вынужденными.

— Недавно нам пришлось ограничить время игры 45 минутами, — говорит Митя Иоффе. — Это совершенно «против правил» квиддича, ведь по канону игра заканчивается, только когда пойман снитч, а время не регламентируется. Мы так и играли все предыдущие годы. Но на последнем чемпионате был случай, когда из молодой команды удалили ловца, у них не было запасного, а ловец другой команды, проигрывающей, не стал ловить снитч в надежде, что охотники смогут увеличить счет. Но это у них никак не получалось, и команды играли в итоге два часа. По идее это здорово, это совершенно по книжке, но ведь у нас тут реальная жизнь: есть реальный зал, за него заплачены реальные деньги, есть турнирная сетка, а игрокам после матчей надо ехать домой на электричках.

Так спорт все больше вытесняет сказку. И сегодня, когда главным уже давно стала победа, а не участие, все больше игроков надеются на то, что квиддич все-таки станет официальным видом спорта в России.

— Я иногда думаю, что не очень-то этого и хочу, — признается Валя. — Потому что если квиддич станет настоящим спортом, то, скажем откровенно, нам всем там будет нечего делать. Туда придут настоящие спорт­с­мены — гандболисты и теннисисты, в хорошей физической форме, и оставят нас далеко позади.

— Сомневаюсь, что у них сразу это получится: опыта у вас все-таки больше.

— Этого хватит только на первое время. Я, например, хожу на тренировку раз в неделю. А если придет какой-нибудь профи, который захочет тренироваться трижды в неделю, то нам останется либо поступать так же, либо уходить из квиддича.

— Однако будут, наверное, и преимущества?

— Ну, было бы круто, если бы люди не крутили у виска, когда ты говоришь, что играешь в квиддич.

Через неделю на чемпионате России в Пущино команда «Катапульты Керфильи» неожиданно заняла второе место, а Валентина Канухина получила звание лучшей загонщицы чемпионата.

Обыграть Поттера

Чемпионатов в квиддичном сезоне проводится два: весной, поближе к Санкт-Петербургу, и осенью, поближе к Москве. Турнир занимает два дня, в первый день обычно играют в группах, во второй — те, кто вышел в плей-офф. Кроме того, весной проходят так называемые кубки вызова для молодых игроков. Кроме новичков, в них разрешено принимать участие опытным игрокам, однако, во-первых, на них установлен лимит, а во-вторых, от них обычно требуется сменить основное амплуа.

Уровень этих игр действительно ниже, чем в основной лиге. Достаточно сказать, что на одном кубке вызова победила команда «Гарпии Гервена», целиком состоящая из женщин-профессионалов, — лимит и запреты введены только для мужчин. Оказалось, что дамы, которые во «взрослом» квиддиче только буфер, в спорте юных всем дадут сто очков вперед.

Самое сложное в квиддиче — одновре­менно следить за всем полем, ведь борьба происходит буквально на каждом его метре: тут атакуют вратаря, дальше спорят за бладжер загонщики, в центре ловец блокирует охотника, рвущегося на помощь своему соратнику…

Финальный матч: «Катапульты Керфильи» против фаворитов — «Палящих пушек». Игроки «Пушек» в яркой черно-оранжевой форме, накидки развеваются, словно языки пламени, охотники носятся по полю, как молнии, забивая голы, а на трибунах скачет группа поддержки. «Пушки, пли!» — скандирует зал, заглушая голос комментатора. Не успеваю опомниться, как на табло уже счет 6:2, а я вскочила и в волнении сжимаю кулаки. К воротам «Пушек» подбегает Валя, бладжером выбивает стоящего рядом охотника, затем вратаря, оба замирают на десять секунд, а она тем временем кричит своим: «Ворота пустые!» Удивительно, но ее голос услышан, охотник «Катапульт» кидается с квоффлом через поле, и мяч влетает в ворота, а «выбитому» голкиперу остается только провожать его глазами.

В любом матче по квиддичу напряжение достигает максимума на 25-й минуте, когда наконец появляется работа для ловца: на поле выбрасывают снитч. В книге снитч выпускался на поле сразу, но там он был снабжен крыльями и мог перемещаться с невероятной скоростью в любом направ­лении. Если бы здесь снитч «выдавали» сразу, то игра заканчивалась бы, не успев начаться. Поэтому было решено, что первые 25 минут команды зарабатывают очки голами, а затем судьи начинают регулярно и по возможности непредсказуемо, в разные части поля, выбрасывать снитч — теннисный мячик.

А что же ловец? Кажется, что большую часть матча ему совершенно нечем заняться, но это не так.

— Ловец может только действовать корпусом, головой, толкаться — с мячами напрямую он не играет, это запрещено, — объясняет ловец «Гродзиских гоблинов» Федор Пшеничный, внешне очень похожий на Гарри Поттера: маленький, черный, взъерошенный и в очках. — Но он может выбить бладжер у загонщика, забить квоффл головой с паса охотника, просто создать столько проблем и хлопот игрокам соперника, что они взвоют.

Федя изначально мечтал играть охотником, но быстро понял, что при его данных больше пользы можно извлечь из другого амплуа.

— Ловля снитча действительно что-то волшебное, — говорит он. — Тебя все прессуют, толпа беснуется, кричит что-то невообра­зимое, ты выворачиваешься, ускользаешь, борешься, выхватываешь этот мяч, и — хлоп! — становится тихо. Удивительное ощущение!

Что такое быть ловцом — не понять, на-верное, даже футболистам. Если всю игру борьба идет на поле равномерно, то после 25-й минуты остаются только два бурлящих центра — ловцы команд, которых соперники давят, накрывают, толкают, блокируют, выбивают бладжерами. Вся эта куча-мала поглощает миниатюрного спортсмена, он ужом выворачивается из давки, а снитч как раз взлетает в воздух… «Ловца!» — вопят со скамейки запасных, и загонщик успевает послать бладжер точно в цель. Один ловец замирает, а другой, отпихнув противников, в прыжке протягивает руки к зависшему над  полем мячику. И спустя один стук сердца уже подлетает в воздух на руках своей команды.

А тот, выбитый, лежит на полу и пустыми глазами смотрит в стену. Нет, это уже не просто сказка. Это спорт.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №1-2 (231) 19 января 2012
    Выборы
    Содержание:
    Как жить?

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Реклама