Втрое больше демократии

Актуально
Москва, 19.01.2012
«Русский репортер» №1-2 (231)
В Казахстане, который еще не отошел от кровавых беспорядков в Жанаозене, прошли парламентские выборы. Формально они продемонстрировали демократизацию политической системы страны: новый парламент будет не одно- а трехпартийным. На самом деле реальная оппозиция в мажилис не попала. Мятежный Жанаозен отметился огромной явкой, но журналистов туда не пустили

Фото: Дмитрий Костюков для «РР»

Пятнадцатое декабря, город Актау. На избирательном участке 47 огромный плакат с тривиальным сюжетом: Нурсултан Назарбаев и дети. Надпись на плакате гласит: «Будущее в руках нашей молодежи!»

Фаворит выборов — партия власти «Нур Отан» («Свет Отечества») под председательством Нурсултана Назарбаева, аналог «Единой России». Парламент предыдущего созыва состоял исключительно из представителей данной партии. И на этот раз ничего неожиданного не произошло: она набрала больше 80% голосов.

Впрочем, идея прошедших выборов была не в поиске победителя. Выборы должны  стать индикатором зрелости правящих элит и их готовности к трансформации политической системы Казахстана, диалогу с политическими оппонентами — во избежание радикализации общества и дестабилизации региона.

О том, что в обществе неспокойно, свидетельствовали события накануне выборов. В ноябре, сразу после роспуска предыдущего парламента, в городе Тараз произошла трагедия: от дейст­вий смертника погибли восемь человек, в том числе пятеро полицейских, трое были ранены. Власти Казахстана в тот же день объявили преступника последователем джихадизма. За несколько часов он совершил нападения на сотрудников спецслужб, охранника и посетителя оружейного магазина, пострелял из гранатомета по офису областного департамента КНБ города Тараз; потом уходил от погони и, уже будучи раненным, подорвал себя вместе с еще одним полицейским. Это событие связывают не только с проведением досрочных выборов, но и с усилением контроля силовиков за объединениями инакомыслящих.

Конечно, террорист-одиночка не мог поколебать устои поли­тической системы Казахстана. Зато это чуть было не удалось нефтяникам города Жанаозен. 16–17 декабря в нем и в поселке Шетпе Мангистауской области произошли массовые беспорядки, в которых, по официальным данным, погибли семнадцать человек и свыше ста получили ранения. Протестовавшие против массовых увольнений нефтяники сожгли здания городского и сельского акиматов, гости­ницы, офис компании «Озенмунайгаз», десятки автомобилей, разграбили банкоматы, магазины, банки.

На этом фоне выборы в мажилис должны были продемонстрировать, что власть понимает необходимость трансформации политической системы. Подразумевалось, что свидетельством этому будет попадание в парламент хотя бы еще одной партии, кроме «Нур Отан».

В этом смысле выборы можно признать успешными: по предварительным данным, в парламент, набрав около 7% голосов, прошли еще две партии — «Ак жол» («Светлый путь») и Коммунистическая народная партия (КНПК). Но единственная реально оппозиционная партия, принимавшая участие в выборах, — Общенациональная социал-демократическая партия  «Азат» (ОСДП «Азат») — проходной барьер не преодолела. А выборы в мятежном Жанаозене прошли без журналистов: их туда просто не пустили.

— Впервые вижу, чтобы на выборах было столько наблюдателей и журналистов, — сетует Багыт Киреевна, председатель участка № 30 города Актау.

Наплыв такого количества чужаков объясняется просто: в ста пятидесяти километрах от Актау — Жанаозен, где до конца января объявлен режим чрезвычайного положения. За неделю до выборов Конституционный совет Казахстана даже принял из-за этого решение не проводить в городе выборы депутатов мажилиса и маслихатов (местных представительных органов). Но  Назарбаев наложил на это решение вето, и совет не смог преодолеть его большинством голосов. Таким образом, президент вернул мятежному городу право голоса. Поэтому вся интрига выборов в Казахстане разворачивается не вокруг будущего парламента, а вокруг Жанаозена.

На КПП перед городом очередь из машин. Вокруг степь, дует сильный ветер, идет мокрый снег. Все, кто находится снаружи, подпрыгивают на месте, чтобы согреться. Патрульный проверяет наши документы и просит подняться в будку, стоящую на сваях посреди пустоши.

— Придется вам ехать обратно в Актау и получать аккредитацию, дальше вы не можете ехать. Это приказ коменданта Жанаозена, — говорит командир. — Вот если бы аккредитация была, я бы вас даже чаем напоил.

Чай мы так и не попили. Обратная дорога до Актау заняла гораздо больше времени: на каждом посту дорожно-патруль­ной службы нас останавливали и методично переписывали все паспортные данные. А на одном нас случайно не заметили, и какое-то время мы уходили от погони, даже не подозревая об этом.

— У ваших коллег с предыдущего поста наши данные уже есть, — объясняю я очередному человеку в форме.

Реакции никакой. Все это нужно лишь для того, чтобы иметь четкое представление о том, куда мы движемся. До этого момента все разговоры про слежку, прослушивание телефонов и контроль мы пропускали мимо ушей, но сейчас нам явно давали понять, что за нами наблюдают и мы не нравимся.

Истерия вокруг присутствия журналистов в Жанаозене объясняется просто: власть не хочет контактов прессы с очевидцами событий 16 и 17 декабря. Жители соседнего Актау рассказывают, что в Жанаозене сейчас нельзя упоминать о беспорядках по телефону:  приедут силовики и заберут на допрос. Сложно сказать, как эти действия могут помешать утечке информации во внешний мир — мир и так уже все знает. Обиды официальных представителей Казахстана на то, что подавление мятежа в городе трактуется слишком однобоко, скорее характеризуют неумение власти говорить с общественностью на подобные темы. Или нежелание.

Тем временем в мятежном Жанаозене идет голосование.

— Избиратели несколько напряжены, но их можно понять: они живут в рамках режима ЧП, в городе военные, а сейчас еще и журналисты с наблюдателями, — делится по телефону впечатлениями с места событий наш коллега. — Никто из пришедших не согласился сказать, за кого проголосовал, все нарушения, которые были здесь обнаружены, характерны и для других регионов страны.

Сейчас в Жанаозене все спокойно, если не считать постоянно дующего ветра. 

У партнеров

    «Русский репортер»
    №1-2 (231) 19 января 2012
    Выборы
    Содержание:
    Как жить?

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Реклама