Тест пройден

Спорт
Москва, 01.03.2012
«Русский репортер» №8 (237)
Лучшие горнолыжники мира опробовали олимпийскую трассу в Сочи. Итоги разнообразны: общее одобрение, травма лидера и туман, сорвавший соревнования среди женщин

В конце позапрошлого века эстонец Эдуард Рооза, проживавший в селении Эсто-Садок неподалеку от Красной Поляны, в поисках спокойствия и тишины решил обособиться от соседей и уйти жить на хутор. Сейчас бывшее его поместье, носящее имя «Роза Хутор», назвать тихим и спокойным местом язык не повернется: кругом кипит стройка. Уже в марте здесь пройдут тестовые соревнования почти по всем горнолыжным дисцип­линам. А в феврале к «Роза Хутор» было приковано особое внимание: за два года до Олимпийских игр здесь прошли тестовые соревнования сноубордистов и горнолыжников. Но если доски наши спортсмены обкатывали в рамках континентального Кубка, то горнолыжники проводили в Сочи этап Кубка мира — первый на постсоветском пространстве.

На горнолыжный курорт в Россию

Разговоры о тестовых соревнованиях в Красной Поляне велись давно. Скептики называли эту горнолыжную трассу проблемной, оптимисты — сложной и интересной. Спор должны были разрешить лучшие горнолыжники и горнолыжницы планеты, в том числе лидер Кубка мира хорват Ивица Костелич, олимпийская чемпионка американка Линдси Вонн, четырехкратный чемпион мира из США Боде Миллер, наконец, действующая обладательница Кубка мира, олимпийская чемпионка и чемпионка мира немка Мария Хефль-Риш.

Однако к единому мнению спортсмены пришли, пожалуй, только в двух вопросах. Первое и основное, о чем наперебой рассказывали почти все участники сочинских соревнований: Россия вовсе не такая, как о ней говорят. И второе: в России есть хорошие горнолыжные курорты, куда можно приехать отдыхать с семьей.

— Когда я ехала в Сочи, я вообще не знала, чего от этого можно ждать, — призналась Линдси Вонн. — О вашей стране ходит не­мало легенд и слухов. Но подтвердился только тот, что русские — очень гостеприимные. У меня все время было ощущение, что нас здесь ждали и нам рады. Это очень приятно.

Сообщения о том, что в России могут по­явиться достойные горнолыжные курорты, отечественные любители зимнего спорта всегда воспринимали сдержанно. Ни сервис, ни инфраструктура, ни сами склоны не соответствуют тому уровню, который есть за рубежом, — таково расхожее мнение. При этом чемпион мира канадец Эрик Гуэй назвал Красную Поляну одним из самых красивых уголков, которые он когда-либо видел, и по­обещал приехать на «Роза Хутор» с семьей — отдыхать. Правда, горнолыжник не успел узнать, что из-за различной ведомственной принадлежности курортов ему не удастся приобрести единый ски-пасс, что является нормой на альпийских курортах.

И даже на извечные наши сомнения по поводу инфраструктуры у вежливых иностранцев нашелся ответ. Немка Мария Хефль-Риш сказала, что совершенствование инфраструктуры продолжалось буквально у них на глазах. Уточнять, что именно совершенст­вовалось и почему все это делалось во время соревнований, Мария не стала.

— На самом деле в Красной Поляне даже зимой и в будни, и в праздники, и в дни стартов продолжается стройка, — объяснила чемпионка России в гигантском слаломе Елена Яковишина. — Поэтому пока здесь не все так хорошо, как хотелось бы. Везде очень грязно. Добраться до этого поселка, насколько я знаю, можно только на автобусе. Да и сам поселок пока еще недотягивает до, скажем так, европейского уровня. Но, думаю, за два года курорт доведут до идеального состояния. Мне есть с чем сравнивать, и я уверена, что «Роза Хутор» — лучший из всех российских курортов, на которых я была. И если в самом поселке еще есть какие-то небольшие проблемы, то на склоне все работает четко: подъемники, стартовые ворота — никаких сбоев. Я выступала здесь в прошлом году и могу сказать, что с тех пор трасса стала лучше. Организаторы сделали дополнительные трамплины и волны, за счет чего она стала более рельефной, не потеряв при этом в скорости.

Перестраховались

Понятно, что спортсменам в первую очередь важна трасса. Как только разговор приобретает профессиональный характер, горнолыжники сразу становятся серьезными в своих оценках. Опробованный склон понравился практически всем: он широкий, есть где развернуться, красивые виды по сторонам. А вот расстановка ворот и траектория трассы вызвали одобрение далеко не всех спортсменов. Особенно много споров возникло по поводу скоростного спуска у мужчин. Соревнующиеся в этом виде горнолыжники спускаются со склона, преодолевая различные препятствия в виде горок и трамплинов. При этом траектория движения определяется так называемыми направляющими воротами, за пропуск которых снимают со старта. Вопреки ожиданиям, опасениям и разговорам о том, что трасса окажется слишком сложной и скоростной, сами участники заезда посчитали ее чересчур… медленной.

— Трасса нормальная, — объяснил четырехкратный чемпион мира Боде Миллер, — и склон отличный. Все хорошо. Но ворота расставлены так, что гасят скорость. Слишком много поворотов вначале, а когда ты поворачиваешь, то, естественно, тормозишь и теряешь в скорости.

Мнение Миллера разделяют многие другие горнолыжники, а швейцарец Дидье Дефаго считает это упущением Международной федерации лыжного спорта, руководство которой так переживало из-за сложности сочинской трассы, что очевидно переусердствовало с «подстиланием соломки».

Несмотря, однако, на все меры безопасности, без травм в Сочи не обошлось. Победивший в суперкомбинации — дисциплине, включающей слалом и скоростной спуск, — лидер общего зачета Кубка мира хорват Ивица Костелич не смог прийти на церемонию награждения из-за поврежденного во время соревнований мениска. Этот случай вызвал новый всплеск разговоров о безопасности сочинской трассы. Однако сам спортсмен в своей травме трассу не винит. Мениск — одно из наиболее уязвимых мест у горнолыжника. У Костелича уже была похожая травма — он получил ее в 2003 году в итальянском Мадонна-ди-Кампильо. Тогда, кстати, он тоже одержал победу несмотря на боль в ноге.

Финиш в тумане

Во время соревнований у девушек обнаружилась еще одна проблема — погода. Уже на первой тренировке спортсменок застав­ляли сбрасывать скорость перед прыжками из-за сильного ветра, вторая и третья тренировки так же, как и соревнования в комбинации, были отменены. Скоростной спуск успели пройти лишь пятьдесят спортсменок, после чего старты вообще были прекращены из-за погодных условий. Ситуацию не спас даже самоотверженный труд организаторов и волонтеров, которые чистили трассу до двух часов ночи. Сильные туманы и снегопад, снег, который, по словам горнолыжников, был похож на песок, помешали провести розыгрыш этапа Кубка мира. В прошлом году по той же причине пришлось сократить программу мирового фрирайд-тура. И если в траекторию трассы за два года можно внести какие-то изменения, учитывая пожелания спортсменов и рекомендации Международной федерации лыжного спорта, то погоду организаторы изменить не в силах. Какие сюрпризы она может преподнести во время Олимпийских игр, которые пройдут как раз в середине февраля, остается только гадать. 

Фотографии: Сергей Киврин/Андрей Голованов

У партнеров

    «Русский репортер»
    №8 (237) 1 марта 2012
    Честные выборы
    Содержание:
    Реклама