Время бить морды?

Тренды
Москва, 01.03.2012
«Русский репортер» №8 (237)

Иллюстрация: Тимофей Яржомбек

Я впервые в жизни написал открытое письмо. Всякое доводилось писать, даже кулинарные рецепты в стихах. А вот открытые письма — ни разу. Но что-то вдруг нахлынуло и испугало.

Началось все с того, что некий человек прислал мне ночью короткое послание: «3–4 марта Общероссийский народный фронт (в том числе “Наши” и “Сталь”) везут народ в Москву наблюдателями. Но это лирика. На митинг 5-го останется некоторое количество людей. Как нам сказали, “желательно крепких”. Вы уж там аккуратнее, ладно?
Потому что это не только нам сказали».

Этому человеку я почти готов верить. Хотя бы потому, что он занимает некий пост в некой молодежной организации. А еще потому, что государство создавало всевозможные «Стали», МГЕРы и «РуМолы» в первую очередь для того, чтобы физически защитить улицу от «оранжевой угрозы». В декабре это не получилось. Но велик соблазн попробовать еще раз.

И я поймал себя на том, что испытываю вполне однозначную эмоцию — страх. Мне представились студенты и школьники, еще вчера сидевшие у меня на лекции, а завтра ломающие друг другу носы и пробивающие черепа. Особенно студенток жалко: не люблю, когда бьют девушек (а кто ж любит, кроме режиссеров порнофильмов?!).

Нечто подобное можно было наблюдать 6 дека­бря минувшего года на Триумфальной площади в Москве. Толпа на толпу, нашисты на несогласных, стенка на стенку… ОМОН то ли не успевал, то ли не хотел разнимать людей. Тогда, правда, все было не очень всерьез, на уровне разбитых очков (у меня, к счастью, в редакции хранились запасные).

Что случится 5 марта, непонятно. Но уже известно, что и прокремлевские молодежные организации, и радикальная часть оппозиционеров намерены в одно и то же время митинговать на одной и той же площади. Накал страстей будет посильнее, благо президентские выборы у нас куда значимее парламентских. Подозреваю, что одни будут уверенно говорить: мол, Путин победил в первом туре, а кто думает иначе, тот оранжевый враг России, другие станут уверять, что все бюллетени нарисовал лично Чуров, а посему надо срочно взять штурмом Центризбирком.

Мне хочется верить, что все это лишь «нагнетание страстей». Люди выйдут, покричат хором: «Россия-без-Путина-Путин-победа-России!» и разойдутся по домам славить/обличать итоги выборов в своих твиттерах. А если нет?

Три месяца мы жили в нормальной стране, где и оппозиционеры, и сторонники власти могли спокойно митинговать в центре городов. Мы вроде бы научились делать из демонстраций чуть политизированную версию масленичных гуляний. А если не научились?

С испугу я написал это отрытое письмо, адресованное всем кому ни попадя: и администрации президента, и руководству Росмолодежи, и активистам всех мастей, и даже органам внутренних дел. Мол, давайте перестанем использовать молодежь в качестве «живого щита» для контроля за улицами и площадями. И не будем заставлять полицию мочить всех дубинками. А на будущее прекратим финансировать из государственного кармана те молодежные организации, которые участвуют в физическом противостоянии.

Сотня человек — учителя, студенты, журналисты — это письмо подписали. Конечно, могло быть и больше, но повторяю: открытые письма не моя специальность.

Один мой коллега, приближенный к протестующим кругам, разместил письмо в оппозиционной группе в социальных сетях. И тут я понял, что мои призывы «Ребята, давайте жить дружно» вполне уместны. «Пока не будет революции, ничего не изменится, а все эти мирные шествия…», «Мы не должны подставлять левую щеку. Мы должны бить в ответ. Если они применят ОМОН против мирной демонстрации, мы должны противиться этому», «Будет месиво, и никуда от этого не денешься», «Мне искренне жаль пропутинскую молодежь, если она встанет у нас на пути» — такие реплики тут же посыпались в ответ.

Весна — время неприятное. Обострение неврозов, гормональный всплеск и все такое. И очень хочется, чтобы бьющая через край активность постепенно утекла с площадей и улиц. Пускай себе течет куда-нибудь в сторону экологических акций, благотворительности или самообразования. Вот летняя школа «Русского репортера» на носу. Да тот же «Селигер»!

Я не призываю прекращать протесты и запираться всем на кухне с учебником санскрита. Выражать недовольство — это нормально. А вот бить морды — нет. 

У партнеров

    «Русский репортер»
    №8 (237) 1 марта 2012
    Честные выборы
    Содержание:
    Реклама