Москва отмитинговала

Актуально
Москва, 08.03.2012
«Русский репортер» №9 (238)
На следующий день после выборов московские площади собрали сторонников и противников Путина. Выступления не были массовыми, и стало очевидно, что общество в основном приняло итоги выборов. Хотя оппозиция надеется на продолжение протестов 11 марта

— Вы как хотите, а я с этой площади не уйду, пока Путин не уйдет, — кричал Сергей Удальцов. Лидер «Левого фронта» был, как всегда, энергичен и категоричен, но толпе это передавалось как-то не слишком активно.

— Как-то тухло все, нет того воодушевления, что было на Болотной и Сахарова, — делился впечатлениями один из участников. Креатив, который был визитной карточкой зимних акций протеста, почти исчез. Лучший плакат митинга — Путин в хипстерских очках в сеточку, рядом с ним отрываются девочки, которые явно малы для выборов.

Народу, вероятно, не очень много (организаторы, правда, заявили, что собралось не менее 20 тысяч человек), но благодаря тому, что все загнаны в очень небольшое пространство, получается даже плотнее, чем на Болотной и Сахарова, отчего создается ощущение особой многочисленности.

Вместе с Владимиром Рыжковым митинг ведет Татьяна Лазарева, и с Ольгой Романовой они — единственные из неполитиков, выступающие со сцены. Первую скрипку впервые после Болотной снова играют политические лидеры, причем представляющие самые разные силы. Из политического небытия вдруг восстал даже Сергей Бабурин, начавший свое выступление с цитаты из патриарха Кирилла, а закончивший — традиционно для таких мероприятий — тирадой о жуликах и ворах, засевших во власти.

О них же говорит и другой представитель правого фланга протестного движения — Владимир Тор. По его словам, наступивший 2012 год — юбилейный в борьбе с этим злом.

— В 1612 году русские люди изгнали из Кремля польских жуликов и воров, — чеканит Тор. — В 1812 году — французских…

— Ну хоть Бонапарта не трогай, — смеется кто-то в толпе.

— В 1942 году немецких жуликов и воров погнали из-под Сталинграда…

Вообще, после этого митинга союз либералов и националистов уже не кажется чем-то из области фантастики. Вот молодой человек с черным флагом, на котором белыми буквами под славянскую вязь начертано: «Свобода. Равенство. Братство». А вот вполне либеральные профессора одного из московских вузов, радостно выкрикивающие раскатистое «Да!», когда националист Константин Крылов клеймит Путина «пре­зи­дентом-полицаем зоны и Чечни».

Друг друга представители либерального и националистического фланга протестного движения больше почти не освистывают, зато довольно дружно улюлюкают, когда выступает Михаил Прохоров, обещающий создать новую партию — «партию для вас».

Главным героем по традиции становится Алексей Навальный. Возможно, потому, что он чуть ли не единственный говорит о том, что делать дальше, и обещает, что через полгода 50 миллионов россиян будут знать, что на «так называемых выборах победил главный жулик и вор». Для этого он обещает буквально на следующий день запустить «универсальное средство агитации, которое будет работать не хуже “Первого канала”». Как именно — неясно.

Вообще, складывается ощущение, что некоторая растерянность протестующих и их лидеров компенсируется возрастанием агрессии. Декабрьский клич «Перевыборы!» забыт, он окончательно уступил место слоганам «Россия без Путина» и «Путин — вор». Ольга Романова скандирует: «Путина на нары!» — а Татьяна Лазарева говорит, что если «нас с вами, интеллигентных людей, довели до такого крика — значит, с властями действительно что-то не так».

В итоге депутат-справедли­во­росс Илья Пономарев приглашает всех желающих остаться на бессрочную встречу с ним, а ОМОН в ответ требует разойтись. Спустя несколько минут кто-то кидает в сотрудников полиции файеры — возможно, это те самые провокаторы, о которых с самого начала судачили на площади, — и начинается разгон демонстрантов. Довольно жесткий, с тасканием по снегу, но без массовых арестов, подобных тем, что были на Чистых прудах 5 декабря и на Триумфальной 6-го.

Всего в Москве задержаны несколько десятков человек — в основном лимоновцы, попытавшиеся прорваться на Лубянскую площадь. А на Пушкинской в итоге взяли только тех, кто пытался забаррикадироваться в фонтане. Среди них оказались Алексей Навальный и Сергей Удальцов.

Майданом фонтан не стал. А то, что власть пошла на разгон остатков митинга, показывает, что она отнеслась к нему совершенно иначе, чем к выступлениям на Болотной и Сахарова, во всяком случае к послеофициальной, финальной части. А именно — как к акции не гражданского общества, а политических маргиналов.

Фото: AFP/East News; AP; РИА Новости (2); AFP/East News (2)

При участии Антона Карлинера, Виктора Кравченко Алеси Лесняк

У партнеров

    «Русский репортер»
    №9 (238) 8 марта 2012
    Выборы
    Содержание:
    Люди нового президента

    Владимир Путин в третий раз выиграл президентские выборы. Его победу в первом туре не сможет аргументированно оспорить ни системная, ни несистемная оппозиция. Но этот факт не отменяет ни роста протестной волны, ни сложности страны, которой президент по закону должен будет управлять в течение ближайших шести лет. И то, каким будет «новый Путин», напрямую зависит от того, какая страна его выбрала, кто и почему голосовал за и против него

    Реклама