7 вопросов Михаилу Сафроненко, спасателю первого класса

Интервью
Москва, 22.03.2012
«Русский репортер» №11 (240)
В Госдуму внесен законопроект, отменяющий лицензирование организаций, занимающихся тушением лесных пожаров. Сегодня получить законное право на борьбу с огнем оказалось почти нереально. Члены законодательного собрания Вологодской области, выступившие инициаторами поправок в законодательс­тво, опасаются, что если 2012 год будет таким же горячим, как 2011-й, мы рискуем не справиться с пожарами, пока будем выяснять, кто имеет пропуск в горящий лес. Лицензирование было введено с 1 января 2012 года с целью повышения эффективности тушения лесных пожаров. На техническое оснащение противопожарных служб правительство собирается выделить в этом году пять миллиардов рублей

Фото: Игорь Солосятов

1. Есть ли на самом деле необходимость в лицензировании организаций, занимающихся тушением лесных пожаров?

Понятно, что никто никому не может запретить тушить пожары, если пылает лес. Никто не выгонит добровольцев с места тушения пожара. Но элементарные фильтры при создании организаций этого профиля должны быть. Какая-то компания заявляет, что готова к тушению пожаров. Получает финансирование. А когда начинаются пожары и на них рассчитывают — они не готовы. Это первый момент. Второй: все люди, которые приходят «с улицы», должны пройти обучение. Ведь это смертельно опасное дело!

2. Смущает, что организации, действительно полезные, не могут получить лицензии: по данным Рослесхоза, из двухсот пятидесяти заявок удовлетворены только четыре.

Этот закон нужно обсуждать. На уровне двух организаций — Российского союза спасателей и ВДПО (Всероссийское добровольное пожарное общество. — «РР»). Если он не работает, если действительно прошли только четыре из двухсот пятидесяти, значит, менять нужно нормы.

3. После волны протестного движения у многих людей сформировалась активная гражданская позиция. Как вы считаете, увеличится ли в связи с этой тенденцией количество добровольцев?

Я думаю, существенно увеличится. Главное, чтобы они действовали организованно. У нас так бывает: в одном районе добровольцев девать некуда, в другом все горит — и ни одного добровольца. Ведь доброволец по зову сердца пришел, а им начинают командовать: спасатели же люди военные, приучены к дисциплине. Бывают конфликты на этой почве. Но без команд никак — смертельная опасность.

4. Насколько эффективны добровольцы на самом деле?

По-разному бывает. Но говорить о том, что добровольцы не нужны, я бы не стал. От них очень много зависит. Можно привести много примеров, когда именно добровольные дружины сыграли большую роль. Другое дело, что их нужно учить правильно себя вести на пожаре.

5. Но таких специальных курсов для добровольцев у нас нет?

У нас нет системы подготовки гражданских: все курсы в основном рассчитаны на профессионалов. Между тем готовить нужно не только волонтеров — обычных жителей тоже, причем с учетом особенностей региона. Но у нас не только системы — единого понимания, как ее организовать, нет.

6. Отсутствие лицензии наверняка осложнит и без того не слишком простые отношения «военных» и «гражданских»?

Вы понимаете, эти решения были приняты на уровне государства, и это уже произошло. Можно, конечно, устраивать  акции протеста по этому поводу, а можно разговаривать и договариваться о новых решениях. Главное — разговаривать спокойно, аргументированно. Законопроект не есть нечто нерушимое, неизменное. Вот, например, у нас запланирована на конец апреля большая конференция с участием несистемных добровольцев.

7. Есть ли какие-то прогнозы на лето 2012 года: насколько пожароопасным оно ожидается?

Прогнозы делать сложно. Очень много факторов играют свою роль, от погоды до готовности спецслужб. В позапрошлом году мы получили второй 1972-й — с тех пор таких обширных по площади пожаров в центральной части России не было. Повторится ли такая картина в этом году? Очень надеюсь, что нет. 

Новости партнеров

    «Русский репортер»
    №11 (240) 22 марта 2012
    Пытки
    Содержание:
    Реклама