Музыка

Афиша
Москва, 22.03.2012
«Русский репортер» №11 (240)

Party for Everybody

«Бурановские бабушки»

Мнение

Лапотные бабушки

Долго не могла понять, что меня так раздражает в победе «Бурановских бабушек» в российском отборочном туре «Евровидения» с песней Party for Everybody. Точно не сами бабушки — они замечательные. У каждого из нас есть бабушки, мы их любим и желали бы им такой же жизни, как сейчас у «Бурановских», — чтобы ездили по миру, танцевали, пели и радовались. Да и песня у них хорошая: красивый удмуртский язык, в музыке узнается какая-то настоящая, народная мелодика (мои финно-угорские корни ее почувствовали). А электронный ритм, лапти и шерстяные носки в сочетании с «камон энд дэнс» — все это, должно быть, забавно.

Напрягает что-то другое. Скажем, реакция зала после выступления: зрители встали и захлопали, но при этом лица у них были напряженные. С печальными такими, неловкими улыбками.

В этом читалось следующее: мы уважаем наших стариков, мы гордимся ими. Стариков надо уважать — нас так учили, все правильно. Но откуда тогда во всех комментариях это уничижительно-умилительное «бабки», «бабульки»? Какое-то странное, лицемерное уважение получается.

Нас никогда не учили относиться к старикам как к полноценным членам общества, которые так же, как все, могут работать, ходить в кафе, ездить за границу, слушать группу «Кино» и выступать на «Евровидении». Поэтому «Бурановские бабушки» нас удивили, поэтому они нам смешны, и поэтому они поедут на «Евро­видение» представлять Россию.

«Бурановские бабушки» не ломают, а только закрепляют стереотип, согласно которому бабушка — это женщина в платочке, которая вяжет носки и печет пироги. Это слово не переводится на английский, потому что babushka — это не old lady. Если ты бабушка — значит, ты больше думаешь о внуках, чем о себе. Это слово — функция, модель. Но хотелось бы, чтобы мы понимали, что это не единственно возможная модель. Что те же самые артистки имеют право выйти на сцену в туфлях, а не в лаптях, и тоже быть услышанными.

Наталья Зайцевамузыкальный обозреватель «РР»

Hindi Zahra. 23/03, 21.00

Клуб «16 тонн»

Слава богу, что дочь марокканской актрисы и французского военно­служащего в 15 лет уехала из Марокко, где ее ожидала бы судьба послушной жены и домохозяйки, в Париж, где она смогла заниматься музыкой. Инди Зара — композитор, мультиинструмен­талист и автор песен. Популярный во Франции соул-фолк-джаз она со­единяет с марокканскими напевами, поет песни на английском и иногда вставляет в них куплеты на берберском.

Захар Май. 23/03, 21.00

Mezzo Forte

Захар Май — исполнитель песен под гитару в жанре, который не поддается определению. «От души» — вот, пожалуй, как называется этот жанр. Собственные песни Захара Мая — о злоебучести метамфетамина, драгдиллерах и ментах. Из чужого репертуара он выбирает хиты певицы Максим, Аллы Пугачевой, Леди Гаги и Рианны. Особая манера игры на гитаре придает всем песням Захара русскую плясовую окраску.

Bebe. 28/03, 20.00

Крокус Сити Холл

Испанская певица Bebe еще в середине 2000-х стала самой продаваемой исполнительницей в Испании и Латинской Америке. В России ее знают немногие, но после московского концерта ситуация наверняка изменится. Беспроиг­рышное сочетание фламенко, латино, авторской песни и обаяния Бебе не может остаться незамеченным.

«Мельница» 28/03, 20.30

Arena Moscow

«Над поляною хмарь, там змеиный ждет царь, за него ты просватана» — разве не чудесно? Даже если вы терпеть не можете ролевиков и фэнтези, жутковатые песни-сказки «Мель­ницы» могут неожиданно тронуть и вас. Наверное, дело в том, что Хелависа, она же Наталья О’Шей, лингвист и кельтолог, к любому делу относится серьезно, будь то тексты песен или игра на кельт­ской арфе. В прошлом году Хелависа родила вторую дочку, Уну Тамар, так что концерт в Москве станет еще и первым ее большим выходом в свет после перерыва.

Новости партнеров

    «Русский репортер»
    №11 (240) 22 марта 2012
    Пытки
    Содержание:
    Реклама