7 вопросов Андрею Ильницкому, заместителю руководителя ЦИК «Единой России»

Интервью
Москва, 29.03.2012
«Русский репортер» №12 (241)
Госдума приняла в третьем чтении президентский закон о партиях, радикально упрощающий порядок их регистрации, и теперь, чтобы зарегистрировать партию, нужно не 40 000, а всего 500 человек. Во что превратится российская партийная жизнь после принятия этого закона, «РР» обсудил с заместителем руководителя Центрального исполнительного комитета «Единой России» Андреем Ильницким

Фото: Fotoimedia/ИТАР-ТАСС

1. Установив низкую минимальную численность партии, не породим ли мы хаос, огромное число карликовых партий?

Демократическое строительство в России в принципе подвержено хаосу, броуновскому движению. Но если не учиться плавать, то и не поплывешь. Это тест на зрелость: сумеют ли наши политики в условиях открывшихся возможностей не заниматься дрязгами и самопиаром, а начать реальное партстроительство, начать работать, начать договариваться. В противном случае мы действительно получим массу «нанопартий» внутри Садового кольца.

2. Бюллетень, где будет несколько десятков партий, — это уже не бюллетень, а простыня. Нет беспокойства за избирателя?

Владимир Жириновский как-то сказал: «Демократия должна умещаться на одном избирательном бюллетене». Усложнение политической системы не должно сопровождаться напусканием тумана на выборах. Нужно тщательнейшим образом продумать, как будет выглядеть бюллетень. В нем можно публиковать, например, только названия партий, а списки региональных групп развешивать в избирательных кабинах.

3. Почему «Единая Россия» против возможности создания предвыборных блоков?

Мы не должны действовать в угоду страхам некоторых политиков: «Ах, я маленький и сам нужного числа голосов не наберу!» Блоки позволяют перед выборами объединиться самым разным людям, а потом разбежаться, вместо того чтобы кропотливо заниматься созданием собственно партий. Таким образом, происходит профанация создания настоящих идеологических партий в угоду тактическим союзам. 

4. Не опасаетесь, что 500 человек для создания новой партии легко наберут те политики, чьи прежние партии суды запретили за экстремизм?

Такая угроза есть. Нужно отслеживать дальнейшие заявления и действия таких партий, их лидеров. Борьбой с ксенофобией, возбуждением национальной ненависти надо заниматься не с помощью закона о партиях, а с помощью Уголовного кодекса.

5. Отказ в регистрации ПАРНАСа не противоречит декларируемому духу либерализации партийного законодательства?

Одновременно подтверждена регистрация Республиканской партии Владимира Рыжкова. В случае же с отказом в регистрации ПАРНАСа, как мне кажется, нет политики, а лишь неопрятность в оформлении документов. Михаил Ходорковский, с которым я в свое время сотрудничал, всегда говорил в таких случаях: «Поработать не пробовали?» Нельзя выдавать собственную низкокачественную работу за политические гонения.

6. Любой хороший закон могут испортить чиновники — не захотят и не зарегистрируют партию под надуманным предлогом.

Если такие случаи будут, я надеюсь на вас, на прессу, на общест­венность в самом широком смысле. Благо прошедшие выборы показали, что общество может оказывать давление на власть и власть поддается этому давлению.

Другого пути нет.

7. Что будет с самой «Единой Россией». Поговаривают о ее раз­деле на три фракции, о создании на базе Народного фронта новой, более левой партии.

В стране действительно встает вопрос о появлении влиятельной социал-демократической партии. Но «Единая Россия» была и остается партией правого центра. Мы готовы даже еще чуть подвинуться вправо, в сторону партии среднего класса. Что касается деления «Единой России» на фракции — этого не будет.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №12 (241) 29 марта 2012
    Модернизация
    Содержание:
    Реклама