Ясумото Хироёси из Киото

Среда обитания
Москва, 29.03.2012
«Русский репортер» №12 (241)
Двадцатипятилетний диктор-переводчик на радио «Голос России», преподаватель журфака МГУ. Из Киото перебрался в Токио, затем — в Россию, где и собирается остаться.

Фото: из личного архива Я. Хироёси

По духу Киото напоминает Санкт- Петербург, там царит аристократическая атмосфера. Киото — древняя столица Японии, и мы живем с сознанием того, что настоящие японцы — это именно мы. Мы соперничаем не только с Токио, но и со всем миром. Соперничаем во всем: в литературе, в философии, в науке и бизнесе. Недавно обычный киотский служащий получил Нобелевскую премию по химии. Я каждый день проходил мимо здания медицинской компании, где он работал, и с гордостью думал: отсюда вышел человек мирового масштаба.

У киотцев есть особый способ вежливого общения, который в других местах — даже в Японии — часто принимают за лицемерие. Когда я говорю друзьям из Токио или Осаки, «приезжайте пожить в нашем доме в Киото», на самом деле я не ожидаю гостей. А они приезжают! Киотцы не любят людей, которые все понимают буквально.

Киото построен по примеру древних китайских столиц: все улицы перпендикулярны друг другу, каждая имеет свое имя. В Киото не инвестировали в инфраструктуру, у нас всего две линии метро, а на узких улицах исторического центра пробки образуются не меньше, чем в Москве.

Чистота — гордость Японии, у нас нет мусора. Но это новое веяние, а не особенность национального характера: еще тридцать лет назад на улицах было грязно.

Я люблю гулять по Тропе философа, названной в честь мыслителя Китаро Нисиды, который ходил по этой тропинке. Вдоль нее посажены сакуры, течет мелкая речка с чистой водой. Это место, где можно размышлять.

В Киото запрещено возводить высотки. Город строился по законам фэн-шуй, в нем есть невидимая сила. Находясь в Киото, ты это ощущаешь. Город окружают горы, в нем есть река и лес. Сила Киото не в достопримечательностях и храмах, а в этой самой атмосфере.

Для Киото большое значение имеют традиционные единоборства — будо. В городе есть синтоистский храм Хэйан, а на его территории — маленький домик. Для тех, кто занимается будо, это святое место. На протяжении трехсот лет, пока Киото был столицей, домик являлся центром притяжения для всех любителей единоборств: там есть специальное место, где раньше сидел император. Каждый школьник может прийти туда заниматься дзюдо. Еще у нас увлекаются чайной церемонией. Особенность Киото в том, что, если у тебя есть традиционное хобби — икебана, дзюдо, чайная церемония, — ты имеешь доступ к истокам этих искусств.

Говорят, что японцы — ксенофобы. Чушь! Мы очень гостеприимные люди. А для Киото туризм вообще основной бизнес. Что посмот­реть? Рекомендую храм Киёмидзу, потому что это не скучная достопримечательность. Вот Красная площадь — скучная: непонятно, что там делать. А храм Киёмидзу находится на горе, и чтобы в него попасть, нужно высоко подняться. По обеим сторонам дороги есть магазинчики, где можно купить японские сувениры и попробовать японскую еду. Возможно, кое-кто до храма и не дойдет. Еще я рекомендую россиянам добраться на электричке до Бамбукового леса. Там есть река и лодки.

rep_241_096-2.jpg
Фото: AFP/East News

После Второй мировой войны страна была разрушена, и японцы с рвением принялись восстанавливать ее. Они так старались, что Япония стала второй экономикой мира. Но материальная мотивация не вечна, и сейчас страна переживает не столько экономический, сколько экзистенциальный кризис: зачем мы живем и что дальше-то делать? Киото не бомбили — восстанавливать его не пришлось: древнюю столицу американцы пощадили. Зато не пощадил экономический кризис. Хотя по Осаке он ударил сильнее: там самоубийства и банкротства. У нас же разоряются предприятия малого бизнеса, ориентированные на туризм и производство традиционных изделий. На них стоит экономика — туристов стало меньше.

Когда меня спрашивают, почему я приехал в Москву и собираюсь жить здесь, оставив там высокие технологии и безопасность, я отвечаю, что в России можно жить человеком. В Японии главным является правило, а не человек. Например, в автобусе нельзя разговаривать по телефону и даже есть и пить, а пустую дорогу никто не осмелится перейти на красный свет. А здесь люди откровенны и поступают так, как им удобно и хочется.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №12 (241) 29 марта 2012
    Модернизация
    Содержание:
    Реклама